New heroines of the Middle-Earth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » New heroines of the Middle-Earth » Наши страницы » Сиреневый безумный мир


Сиреневый безумный мир

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Правда, для кошки несколько странно
Знать высоту
Ноты, которой грохочет консервная банка,
Крепко привязанная к хвосту?..
Звать по имени злого дворника,
Помнить породу пса,
Который носится без намордника,
Ищет, кого покусать.
Высчитать, сколько пролетов лестничных
В каждом из тех подьездов,
Куда пригласили по-человечески -
Сожрать, что дадут – и исчезнуть...
Правда. Ведь это же так естественно -
Видеть, что кошки не плачут,
И не понять, как бывает тесно
Боли в теле кошачьем...

* * *

Кошки не ходят строем, у кошек нет документов.
Им не нужна прописка и даже билеты в кино.
Они сидят без работы или служат в числе агентов
Высших цивилизаций, но чаще им все равно.
Кошки не голосуют, рекламе они не верят,
Лукьяненко и Донцова для них не авторитет.
Кошки – это не люди, но кошки – это не звери
Они - разумные монстры с весьма далеких планет.
Кошки не верят в бога, а если верят – то тайно,
И не в такого бога, в которого верим мы.
Все, что мы знаем о кошках, узнать удалось случайно,
Их мифы упоминают про ядерный свет зимы.
Но есть и у кошек слабость: им нравится чай в стакане -
Не пить чтоб, а любоваться, - заваренный крепко чай.
Они строчат телеграммы о стороже-ветеране,
Работающем на стройке: «Рекомендован в рай».

* * *

В пыльной Москве старый дом в два витражных окошка
Он был построен в какой-то там –надцатый век.
Рядом жила ослепительно-черная Кошка
Кошка, которую очень любил Человек.

Нет, не друзья. Кошка просто его замечала –.
Чуточку щурилась, будто смотрела на свет
Сердце стучало… Ах, как ее сердце мурчало!
Если, при встрече, он тихо шептал ей: «Привет»

Нет, не друзья. Кошка просто ему позволяла
Гладить себя. На колени садилась сама.
В парке однажды она с Человеком гуляла
Он вдруг упал. Ну а Кошка сошла вдруг с ума.

Выла соседка, сирена… Неслась неотложка.
Что же такое творилось у всех в голове?
Кошка молчала. Она не была его кошкой.
Просто так вышло, что… то был ее Человек.

Кошка ждала. Не спала, не пила и не ела.
Кротко ждала, когда в окнах появится свет.
Просто сидела. И даже слегка поседела.
Он ведь вернется, и тихо шепнет ей: «Привет»

В пыльной Москве старый дом в два витражных окошка
Минус семь жизней. И минус еще один век.
Он улыбнулся: «Ты правда ждала меня, Кошка?»
«Кошки не ждут…Глупый, глупый ты мой Человек»...

* * *

Жизнь чудаков нарисована кисточкой тонкой
Каждый найдёт что-то близкое в сложном узоре.
В этой картинке я стану пушистым котёнком
И намурлычу тебе сотни тысяч историй.
Буду вертеться с утра у тебя под ногами:
Ты не рассердишься, знаю, ты добрый и чуткий.
Ночью - играть в догонялки с волшебными снами,
И засыпать, до рассвета считая минутки.
Если же рыбку случится поймать золотую -
Я отпущу, и желаний в награду не надо.
Незачем мне волшебство её тратить впустую,
Всё, что хочу - пусть котёнком, но быть с тобой рядом.
Я за тобой бы бежала до края...квартиры,
Ты рассмеёшься: - Котёнок не слишком отважный...
Но за улыбку твою мне не жалко полмира,
Хоть у меня есть лишь мячик и бантик бумажный...

Для тех, кто удосужился все это прочитать - стихи не мои, просто нравятся.

Воть вам еще любимые картинки:

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

2

Много букоф? Будет еще больше. а пока еще картинки:

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

3

чуток моего творчества:

Дождь стучит по бульварам
    осеннего города…
Эти серые сны
    будто посланы свыше…
Все прохожие прячут
    под зонтики головы,
Только я черной кошкой
    осталась на крыше…
Не пугает зима
    своей неизбежностью,
Не мешает забыться,
    подумать о нынешнем…

Вместе с летом осколки
    утраченной нежности
на задворках ума
    перемешаны с вымыслом

     * * *

«Мельница» громко звучит в колонках
Наполняя комнату мелодиями фолка.
Стрелки часов зацепили двенадцать
В городе пыльном нет больше сил оставаться.

В дальнем лесу я снова превращаюсь в волка.
Сердце бьется бешено, но без толку.
Шерсть развевает ветер, лапы о землю бьются
До чего же приятно, что мне уже не проснуться.

Завою на луну и полечу к звездам
Жаль, что эти чувства я поняла так поздно.
Пора, уже светает и надо бы вернуться,
Но оборотней тайны и в людях остаются.

0

4

Прежде чем всё позабыть, оглянись назад -
Там, за порогом июля, в густой траве -
Кошка, которая помнит твои глаза,
Кошка, которая смотрит и смотрит вверх.
Там, наверху, два оранжевых мотылька
Бьются о стекла, царапают лунный диск.
Прежде, чем стать незнакомцем, подумай - как
Кошка такими глазами посмотрит вниз?

0

5

не мое, но очень нравится.

«Дочь Тьмы» (рассказ сожжённой ведьмы)

«...Тихий, средневековый городок, с узкими улочками, черепичными крышами, уютными домами и простым людом. По истине приятное место для блуждающей души.
Я жила в ветхом, покосившемся от времени доме, на самой окраине городка. Рядом был чудесный мрачный лес, где я могла бродить часами, предаваясь размышлениям о вечности, пытаясь постигнуть суть различных тайн. Ночи проходили в непосильных трудах: я предпринимала бессчётные попытки записать свои суждения, но это редко получалось, поскольку мысли были ловчее и хитрее меня и частенько сбегали. Иногда было наслаждением полистать старую семейную книгу, в которой из поколения в поколение записывались самые разнообразные заклинания, заговоры, проклятия.
Но в ясную лунную ночь я не выдерживала и садилась на метлу. Полёт доставлял исключительное блаженство. Нестись в ночном небе, заигрывая с ветром – что может быть приятнее?!
Не трудно догадаться, что я – ведьма, дочь Тьмы! Но в отличие от остальных своих подруг, я предпочитала вести уединённую жизнь. И лишь один день (точнее ночь) был исключением – 31 апреля, Вальпургиева Ночь. Любое уважающее себя существо, принадлежавшее к нашему миру, чтило традиции, и на этот праздник собиралась нечисть со всех концов земли.
На одном из вальпургиевских шабашей я и познакомилась с обаятельнейшим демоном – Ланселотом (нет, он не имел никакого отношения к одному из рыцарей короля Артура), который жил на земле в обличии алхимика Рихарда Вольгана...
Знаешь что такое любовь ведьмы к демону? Это дикая, бушующая страсть, горящая пламенем ада в груди. Нестерпимое чувство, разъедающее тебя. Совершенно непередаваемые страдания одиночества. Единение двух сердец...
...Как говорил мой братец – вампир Блейк: «Глупец тот, кто считает, что существа добра и зла существуют лишь для того, чтобы совершать праведные поступки, наставляя людей на путь истинный, или же соблазнять их различными благами, заставляя грешить. Нет, добро и зло не только на это способны. Любовь им тоже не чужда, но если любовь добра чистая, всеобъемлющая, то зло любит слепо, страстно и порой, как это не парадоксально это звучит, безумно страдает от этого...» - Да, любит Блейк рассуждать о любви и не только. Хотя эту привычку он поимел не так уж давно.
В своё время пересёкся он с одним созданием света – Меркатой. Помню, сказал он мне:
- Знаешь, сестра, я пропал!..
- А что такое?
- Любовь.
Но по нашим законам, противоборствующие силы не могут иметь каких-то подобных отношений. И брат мой отправлен был в ссылку на особо жёстких условиях: одиночество, с возможностью раз в пол года видеть родственников. Но Блейк был не из простых. Во-первых, он выбрал местом своего заключения одну из красивейших точек Карпат, а во-вторых – завёл знакомство с летучими  мышами и умудрялся вести переписку со мной и своей любимой. Недавно я слышала, что Мерката хочет сбежать, чтобы быть вместе с Блейком. Любовь, однако... Ну ладно, я отвлекаюсь...
Так вот, познакомилась я с Ланселотом (Рихардом в дальнейшем). Тут-то и в моё одинокое, но незащищённое сердце угодил вирус любви.
Как ты сама понимаешь, встречаться в те времена было опасно – повсюду были глаза, уши и руки инквизиции (святая/священная инквизиция, как они сами именовали свои чёрные делишки). Но было весело – под подозрением в связи с Хозяином мог оказаться любой, даже Папа или король.
Однажды, наплевав на всё, я отправилась к Рихарду, но в тёмном тупике узкого переулка меня настигла свора инквизиторских гончих... Скрутили, связали, бросили в темницу, красота. Эти идиоты пытались пытать меня, но, судя по их перекошенным в недоумении лицам, плоховато это получалось. Зато я была в состоянии дичайшего экстаза – так хорошо давно не было.
Подошло время самого весёлого номера из их программы – сжигание на Костре заживо.
...Центральная площадь города. Народу полно, все так смотрят: кто с состраданием, кто с насмешкой, кто уже пьян настолько, что способен икать лишь и тупо посмеиваться.
Финал всего действа получился не хуже, чем в современном фильме: я увидела Рихарда, который крикнул мне: «Люблю тебя лишь одну! Будь же благословенна, Дочь Тьмы!» И я ответила ему: «До встречи, любимый! Да здравствует Тьма!» И слова инквизитора: «Вы встретитесь лишь в аду!.. Взять того человека!» Столб дыма и пламени, исчезающий в этом великолепии Рихард и дикий зловещий смех...
Да, прав был инквизитор, но он не учёл, что силы Тьмы бессмертны... Эх, возьму отпуск, выберусь с Рихардом к Блейку с Меркатой...»

+1

6

Чет меня на ведьм потянуло. Держите, если это кто-то читает

Охота на ведьм
Виктор Кутырь
                                             
       Однажды окунувшись в зеленый омут очаровательных женских глаз трудно выйти из состояния оцепенения. Немногие смогли вырваться из этого омута и осмыслить, что с ними произошло. Еще меньше тех, кто смог устоять под взглядом очаровательных зеленых глаз. А ведь всему есть объяснение, ну или если хотите легенда, рассказанная одним старым монахом…

          … инквизитору предстояло выехать в одну деревню. По доносу в этой злосчастной деревне жила ведьма. Ох, как не любил инквизитор такие глухие и дальние деревни. Попасть там можно было в дурную ситуацию, а то и вовсе встретиться с настоящей ведьмой. Все те ведьмы, что встречалось ему на жизненном пути, были шарлатаны, душевнобольные, либо оговоренные завистниками. Настоящую ведьму он еще ни разу не встречал, но слышал от других монахов, что такая встреча не сулит ничего хорошего. Инквизитор хоть и готовился к такой встрече всю свою жизнь, но все равно в душе побаивался, что однажды он встретит её, настоящую ведьму. Сможет ли он устоять перед её чарами? Хватит ли у него духа довести все до конца? Хватит ли ему веры для того чтоб найти то правильное решение, которое позволит избавить землю от нечисти?
          Вот с такими мыслями он собрал войско и отправился в эту деревню. Дорога была дальняя, поэтому приходилось останавливаться на постой. Слушая в трактирах, о чем говорят посетители, он все больше утверждался с  мыслью, что ему придется столкнуться с ведьмой, но самое главное, что он для себя отметил, в речах этих безбожников не было страха перед этой ведьмой.
          Страх… липкий противный страх, все больше разъедал его душу. Перед тем как лечь спать он неистово молился, для того чтоб укрепиться в вере и побороть свой страх. Ложился спать с чистым, как ему казалось, сердцем,  а просыпался с очередным волнением…  «Что ждет меня впереди?».
          Ранним утром его воины согнали на центральную площадь все население этой деревушки. Первое что бросилось в глаза инквизитору, крестьяне смотрели на них без страха. Не было в них того подобострастие перед инквизитором, которое позволяло ему управлять толпой. Что-то было не так…
          Бросив суровый взгляд на крестьян, инквизитор выкрикнул:
- Я знаю, среди вас есть ведьма… - выдержав паузу, он добавил, - я хочу, чтоб вы сами выдали её на суд божий, иначе…
- А что иначе? – выкрикнул кто-то из толпы.
Инквизитор понял, что ситуация начинает выходить из-под  контроля. Хотя контроля у него и не было над этой бунтарской деревней.
- А иначе… каждого из вас я подвергну пыткам. Я не пощажу ни детей, ни стариков. Или вы  мне скажите, кто ведьма или я её найду сам…  - дав знак начальнику охраны, он продолжил, - предлагаю в последний раз сдать добровольно в руки Святой Инквизиции ведьму и её пособников, а так же всех инакомыслящих.
          Строй лучников натянул тетиву на своих луках, вложив стрелы с зажженными фитилями. Даже эти действия не произвели впечатления на жителей деревни. Инквизитор был в ярости. Он хотел уже отдать приказ на уничтожение деревни, как из толпы вышла очаровательная девушка.
- Я ведьма! – сказала она.
          Инквизитор потерял дар речи. Её красота настолько была ослепительна, настолько завораживающей, что ему казалось, что в горле застрял комок. Её зеленые глаза были словно омут, который затягивал его.
          Поборов свои внутренние противоречия инквизитор решился дать команду своему войску:
- Арестовать ведьму! Вы что стоите как истуканы? Хватайте ведьму…
- О! Какие вы смелые! – сказала ведьма, - Стоять! Если кто-то из вас сделает хоть один шаг, я вас превращу в крыс!
          Охрана словно по мановению волшебной палочки встала, как вкопанная. Повернувшись спиной к солдатам, ведьма направилась к инквизитору. Подойдя вплотную к инквизитору и взглянув в его глаза, она сказала следующее:
- Зачем меня хватать и унижать перед народом. Я же ведь сама вышла.
- А-а-а  вы… вы действительно ведьма?
- Самая что ни на есть настоящая, - сказала она улыбнувшись. – Не верите?
Она повернулась к солдатам, повела своей бровью, улыбнулась и в тот же миг, до этого грозные воины, бросили наземь свое оружие. Они стояли с  таким придурковатым видом, что инквизитор невольно улыбнулся.
- Верю, верю… - быстро сказал инквизитор,  - оставьте их, а то я без войска останусь…
- Самому не справиться с ведьмой?
- Могу и сам!
- Тогда давай  попробуем, - сказала ведьма и улыбнулась, - а воины твои не куда не денутся, постоят – подождут.
- Значит ты ведьма!? И давно?
- Сколько себя помню. А что здесь плохого?
- Как что? Напасти шлешь, людей с ума сводишь, урожай губишь, в конце концов, молоко киснет…
- И откуда вы это про меня знаете? Я, конечно, могу все это сделать, но никогда этим не пользовалась. Незачем мне это. Я больше людям помогала, чтоб жить им легче  было…
- Просто так доносы писать не будут, - буркнул инквизитор.
- Так вот почему вы здесь, - сказала она и улыбнулась своей обворожительной улыбкой. – Ты же вроде образованный?
- Да! Долгое время был иезуитом*…
- Так почему ты веришь тому, что написано в доносе. Если я не ошибаюсь там написано все так, как в «Молоте ведьм»** …
- А ты откуда знаешь? Это все твое богомерзкое колдовство?
- Что ты все на колдовство списываешь. А подумать? А понять? Разве ты бы примчался сюда, если б в доносе было написано, что я людям помогаю и добро несу?
- Нет!
- Вот видишь! Написать надо было так, чтоб вы примчались сюда как миленькие. Должны быть веские причины моей колдовской деятельности. А где их взять? Правильно, написать, так как в «Молоте ведьм».
- Может, ты еще знаешь, кто написал?
- Знаю! Барон местный, а диктовал ему священник.
- Ух, ты!!! А если ты все знаешь, почему ты здесь? Ты же ведь могла запросто скрыться?
- Могла.
- А раз этого ты не сделала, значит, у тебя есть веские причины для того, чтоб я тебя поймал. Значит, ты меня ждала?
- Смотри, какой он умный… - засмеялась ведьма.
- И донос, не по твоему ли наущению написан? – она только улыбнулась ему в ответ, -  ты ведь не напрасно  так старалась!? На костер хочешь взойти? Что тебя туда тянет?
- А ты подумай, - сказала она и снова мило улыбнулась ему.
- Вы, ведьмы, подвергались гонениям еще до нас. Так?
- Да. Нас топили, жгли на кострах, вешали и даже бросали на съедение хищникам.
- И вы всегда могли этого избежать?
- Могли.
- Значит, что-то толкает вас на костер, значит  вам нужно аутодафе, значит, вы как-то возрождаетесь?
- Ну, где-то так…
- Вам нужно представление, вам нужна публичность?
- А ты догадлив.
- Объясни мне зачем, если вы можете, наверное, самоуничтожиться.
- Понимаешь…  у каждой женщины рано или поздно наступает момент, когда надо все поменять в жизни. Понимаешь ВСЕ. Просто так уйти и что? Что от этого измениться? Правильно - ничего. А если уйти красиво? Оставить в сердцах поклонников ту слабую горечь несделанного, недоговоренного…
- Так все из-за этого?
- Да!
- Все равно я не понимаю!
- Для того чтоб меня понять надо прожить жизнь ЖЕНЩИНЫ! А это - быть всегда на виду, быть всегда желанной. Остаться в памяти людей молодой и красивой. Лучше умереть и возродиться, чем быть дряхлой старухой.
- Но ведь есть же и старухи ведьмы?
- Есть! Каждая из нас выбирает свой путь. Чем старше мы становимся, тем больше мы приносим людям несчастий. А знаешь почему?
- Почему?
- Элементарная зависть. Ты знаешь, наш разговор затянулся. Надо заканчивать дискуссию. Я и так много тебе позволила.  Мне пора на костер, а тебе сделать свою работу…

          … она горела на костре с улыбкой на устах, народ рыдал, а  Инквизитор стоял у огня и смотрел в эти прекрасные зеленые глаза, и в этот момент он понял простую истину, когда завораживающие зеленые глаза возникают на твоем пути стоит задуматься, а не принадлежат ли они…

        Вот такая старая легенда или если хотите притча об обладательницах зеленых глаз, но скорее всего, случай из жизни…

0

7

обожаю этот рассказ

Всепобеждающий оптимизм.

- ЗА ЧТООООО?! – под сводами тронного зала раздался отчаянный крик человека, уже скрученного стражей и выводимого за дверь.
Придворный психолог короля Тиона Четвертого недовольно поморщился. За неделю его пребывания в должности это был уже пятый случай. А, судя по рассказам старожилов, подобные происшествия были далеко не единичными. Похоже, пришло время приступить к работе.
- Ваше Величество, - начал психолог, обернувшись к королю. – Вам не кажется, что Вы слишком жестоки к бедняге? Ведь он даже ничего не сделал.
- Он принес плохую новость, - мрачно пробурчал король. – За это следует казнить.
- С каких это пор весть о рождении ребенка, тем более у одной из официальных жен Вашего Величества, является плохой? – удивился Советник. – Радоваться надо появлению наследника!
- Только не у этой дуры, графини Котай! – по-прежнему мрачно пробормотал король. – На лицо-то она хороша, но у них в семье сплошные умственные отклонения. А зачем мне тупой или, того хуже, безумный наследник?
- Ваше величество, вы сгущаете краски. Или…, - психолог на секунду задумался. – Или Вы – пессимист?
- Кто?! – удивился король. – Это оскорбление?!
- Нет-нет! – поспешил оправдаться Советник. – Просто все люди делятся на два типа. Одни предпочитают видеть во всем только хорошее, таких мы называем оптимистами. Других же, противоположных им, замечающих только дурное, – пессимистами. Вы, Ваше Величество, похоже, входите во вторую категорию. Я специально наблюдал за вами. Любая весть, даже хорошая, кажется Вам очень скверной. А я еще удивлялся, почему сообщать Вам новости поручают уже приговоренным.
- И где мне увидеть это хорошее? - с неожиданным интересом спросил король. – Вот, к примеру, пару недель назад со стороны соседей к нам прилетел дракон и сжег несколько деревень, прежде чем его сбили. Что тут хорошего?
- Ну, поскольку дракон прилетел от соседей, он был уже уставшим. Находись он в полной силе, несколькими деревнями дело бы не завершилось. Да и у соседей, скорей всего, дракон что-нибудь пожёг, чем хоть в малой степени их ослабил.
- Хм… А если к нам вторгнется войско диких орков?
- Хороший повод встряхнуть обленившуюся армию. Да и многочисленные подвиги будут воспеты менестрелями и скульпторами, что опять же увеличит славу королевства.
- А если нас разобьют? – поинтересовался король.
- Значит армия - дрянь. Есть повод задуматься и попытаться исправить ошибки, чтобы не допускать их в будущем, – бодро отозвался Советник.
- А если орки еще и столицу сожгут?
- Построим новую, еще лучше! А то понатыкали домов без всякого плана, заблудиться можно.
- Хм…, - король снова задумался, обводя взглядом своих придворных. – У барона Вуда большая бородавка на носу. Это разве для него хорошо?
- Очень хорошо! – отозвался вошедший в азарт Советник. – Это делает его заметным среди других людей.
- По-моему, это уродство выделяет его только в плохом свете.
- То, что взгляд Вашего Величества первым упал на него, уже говорит, что выделяет в хорошем. Этого человека Вы точно не забудете.
- Хм…, - король снова пробежался взглядом по придворным. – А вот графу Тукану жена изменяет.
- Это хорошо, у него есть жена. В его жизни имеется островок стабильности.
- А у герцога Ригги жены нет, - ехидно попытался перехватить инициативу король.
- Значит, он свободен душой и телом. У него все впереди!
- Ну а то, что Генерал Королевских Паладинов интересуется только мальчиками, тоже хорошо?
- Конечно! Для многих молодых людей, ищущих свою пару, одним конкурентом меньше.
- Хватит! – внезапно рявкнул король, предчувствуя поражение в этом споре. – Ты везде ищешь хорошее. А вот если, – в его голосе появились мрачные нотки. – Я прикажу тебя казнить за грубость, это тоже будет хорошо?!
По спине психолога пробежал холодок, но отступать он не собирался.
- Конечно, хорошо! – так же бодро и радостно ответил он. – Во-первых, упразднение моей должности позволит сэкономить немало средств, которые можно пустить на более полезные проекты. А во-вторых, согласно моей вере, насильственная смерть равнозначна мученической, поэтому я автоматически попаду в рай. Разве это плохо?!
- Это хорошо! – с ошеломленным видом ответил король, сраженный убедительностью аргументов. – Но… но … как научиться всему этому?
- Вот для этого и существует моя должность, - скрыв вздох облегчения, начал Советник. – У меня имеется немало обучающих методик, которые позволят Вашему Величеству изменить взгляд на жизнь. Ну-с, начнем…
Придворные потихоньку расходились, бросая на нового Советника благоговейные взгляды. Тион Четвертый по прозвищу Мрачный был настоящим бедствием для своих подданных, и если кому-то удастся его изменить, тот человек непременно должен стать героем всего королевства.

Десять лет спустя.

Вождь свирепых Восточных Орков Грызун Рогатый торжественно шагал по королевскому дворцу по направлению к тронному залу. Кто бы мог подумать, что все пройдет как по маслу. Его орда, неделю назад вторгшаяся в это богатое королевство, с легкостью сокрушила местную армию, всего за сутки захватила столицу и теперь приступала к ее разграблению. Самая богатая добыча, конечно же, была в королевском дворце. Но Рогатый, считавшийся по орочьим меркам очень умным, решил, что этого мало. Вот если бы стать местным правителем, да еще и признанным всеми соседями. Но для этого бывший правитель, как его там…. Тион Четвертый, должен был подписать отречение в пользу Грызуна.
В тронном зале царила тишина. Все придворные разбежались по домам, стараясь подальше запрятать свои сокровища от загребущих лап завоевателей. И лишь король с равнодушным видом сидел на ступеньках перед троном и играл в шахматы со своим Советником.
- Тион Четвертый! – яростно завопил орк. – Я сокрушил твою жалкую армию!
- Согласен, - не отрывая взгляда от доски, ответил король. – В следующий раз будем умнее и уделим больше внимания этому вопросу.
- Я сокрушил твоих полководцев!!! – не унимался вождь.
- Неумехи. А еще назывались элитой. Надо будет открыть Военную Академию.
- Я разбил ворота города!!!
- Непременно казнить подрядчиков. Теперь я знаю, на чем они сэкономили.
- Зачем казнить? Лучше изъять их имущество в пользу казны, а самих отправить на исправительные работы, возмещать ущерб. Заодно и проблему дешевой рабочей силы решим, это же хорошо? – вступил в диалог советник.
- Это просто замечательно! – улыбнулся король, делая ход. – Тебе кстати шах.
- Мои воины захватили страну! – возмущенный тем, что его игнорируют, зарычал Рогатый.
- Это хорошо, надеюсь, им у нас понравится.
- Они изнасилуют ваших жен!
- Следующее поколение будет крепким и сильным.
- Сожгут ваши дома!
- Заодно избавимся от этой архаичной архитектуры.
- Разрушим ваши города!
- Вот и повод для перепланировки столицы.
- Мы заберем все ваши богатства!
- Золото развращает душу. Будем развиваться духовно.
- Заберем твой трон!
- Заодно отдохну, а то уже почти двадцать лет не могу нормально расслабиться.
- Мы! Мы!... – занервничал вождь, ошарашенный таким сопротивлением. – Тогда мы убьем тебя!
- Хороший повод меня канонизировать, - по-прежнему не поднимая головы, ответил король. – Потомки не забудут мое имя.
- И статуи, Ваше Величество! – снова вступил Советник. – Статуи героически погибшего Короля! Если что, я знаю пару молодых и талантливых скульпторов, они сделают все, что надо. Вам кстати мат.
- Вижу, но зато я в этот раз почти выиграл.
- Ваше мастерство растет на глазах, Ваше Величество. Вот что значит смотреть на мир позитивно, не ломая доску после дюжины поражений подряд.
Ошарашенный вождь орков упал на колени. До этого он встречался со многими властителями, сокрушенными им. Некоторых он в открытую презирал, некоторых уважал, но такого страшного отпора он еще не встречал ни разу. Несмотря на то, что король согласился со всеми его требованиями, Рогатый почему-то чувствовал себя проигравшим.
- Ты великий шаман! – хрипло вымолвил он. – Я победил, но при этом проиграл! Что ты сделал со мной! Как ты смог меня одолеть?!
- Как? – король задумчиво почесал голову. – Ну, тебе лучше поговорить об этом с моим Советником, он больше меня разбирается.
- С удовольствием, Ваше Величество, - радостно вскочил Советник. – Заодно подробно изучим психологию диких завоевателей, - и, подойдя к Рогатому, начал. – Ну, прежде чем объяснить, я бы хотел все-таки узнать, в чем же причины вашей агрессивности. Почему столь дикий и гордый народ вдруг снялся со своего места и отправился в великий поход?
- Мы великие воины, - сдавленно ответил Рогатый, чувствуя, как его разум застилает тьма. – Мы должны быть сильнее всех!
- Похоже на комплекс неполноценности, - довольно улыбнулся Советник. – Но ничего, я думаю, что через неделю мы с этим разберемся.
Рогатый был бессилен. Все его мощь и ярость куда-то испарились, и он, безвольно ведомый по дворцовому лабиринту, опутанный паутиной непонятных слов, рассказывал шедшему рядом о своем детстве, о семье, о жизни орков.
А король… Король спокойно открыл свой дневник, который давно вел по совету психолога, и, улыбаясь, оставил в нем очередную запись:
«Население города значительно увеличилось, и, похоже, я решил проблему с набором новой армии. Надо бы удвоить жалованье своему Советнику. Всепобеждающий оптимизм в совокупности с пофигизмом - это действительно страшная сила…»

The End

© Den “Рысенок” Stranger, 31 июля 2009 года.

+2

8

Не могу удержаться. Выкладываю с копирайтом.

Дневник вредной Принцессы

Запись 1. Любимый папочка объявил, что раз я стала совершеннолетней, то пора задуматься о замужестве. Мои попытки объяснить, что я хочу как нормальная принцесса получить образование, чтобы потом нормально править своим государством, не возымели никакого действия. Будем надеяться, что к вечеру папа остынет.

(позже) Зря надеялась, папочка разослал герольдов во все концы страны, чтобы пригласить ко двору самых лучших женихов. Что ж, он сам виноват, раз не захотел понять меня по-хорошему.

Запись 2. Первые претенденты на мою руку, сердце и прочие части тела уже приехали. Все, как один, восхищаются моей красотой, после чего подкатывают к папеньке с деловым вопросом: "Сколько эта кобыла стоит?". Начинаю жалеть о своем чересчур остром слухе, а так же подумываю о том, чтобы продать себя на органы дворцовому хирургу. Ему давно нужны анатомические пособия.

(позже) Ну себя я, допустим, продавать не собираюсь, а вот кандидатов - пожалуйста. Намекнула хирургу, что скоро у него будет сколько угодно пособий и запасных частей.

Запись 3. Сегодня состоялся сбор кандидатов в мужья. Все как на подбор: родословная высотой с нашу главную башню, банковский счет зашкаливает за все допустимые величины. А что касается героизма, то каждый из них заверяет, что перебил всех чудовищ нашего королевства как минимум три раза.

(позже) Маленькая поправка. В стан элитных женихов затесался некромант Крысозлобиус, как обычно помятый, небритый и пьяный. Как он здесь оказался, ума не приложу, но выгонять не стану. Чисто из вредности.

Запись 4. Среди женихов наконец-то появился фаворит - рыцарь горного княжества по имени Равлир. Рост - двести тридцать два, вес - сто шестьдесят восемь, интеллект - минус пятьсот. Горец предложил провести рыцарский поединок, мол, тот, кто всех победит, и будет женихом. Ну-ну...

(позже) Равлира несут на носилках к врачу. Женихи зажимают носы и подозрительно смотрят друг на друга, а кое-кто и на меня. А я что? Ну, подпилила какой-то ремешок на его сбруе своей мифриловой пилкой для ногтей, тут не отпираюсь, а вот к той навозной куче, в которую он упал, я не имею ни малейшего отношения.

Запись 5. В мою башню приперся Крысозлобиус. Уверяет, что заколдовал мою охрану, хотя лично я считаю, что они просто дружно напились. Звал в жены. Обещал, что не будет ставить на мне экспериментов по превращению в призрака или зомби, ограничившись вампиром. Так же показал мне свой план по порабощению мира, нарисованный на рулоне туалетной бумаги, предложил обсудить.

(позже) Убедила некроманта, что без миллиардной армии нежити мир нам не захватить, так что пускай идет думать, где эту армию взять.

(еще позже) Обнаружила исчезновение моих духов, мазей, благовоний и отдельных предметов нижнего белья. Похоже, в характеристику Крысозлобиусу можно смело добавить: "Маньяк-клептоман-фетишист".

Запись 6. Новый претендент. Эльфийский принц. Прекрасен так, что зеркала разлетаются вдребезги, а половина придворных дам лежит в реанимации из-за проблем с сердцем. Имечко - та еще мечта логопеда, приходится носить шпаргалку и зачитывать его по слогам. Ненароком подслушала его пламенную речь, где он убеждал всех в силе своего обаяния и в мастерстве пения. Что?! Он собирается всю ночь петь у меня под окном любовные баллады в ожидании, пока я не сомлею и не спрыгну к нему в объятия? Ну-ну.

(позже) Прощай прекрасный принц из далеких эльфийских лесов! Наш дворцовый логопед станет с нежностью вспоминать тебя, ведь твое имя будет долго красоваться в его пособии по становлению дикции! Кстати, наглая ложь, что эльфы любят живую природу, растительность и все, что с ними связано. Тем трем горшкам с кактусами, что я на него сбросила, он был совсем не рад.

Запись 7. Ряды женихов редеют. Вот и еще одного увозят с многочисленными переломами и стрелой в заднице. А нефиг было лезть в мою комнату по веревочной лестнице, особенно когда охрана предупреждена мною о предполагаемом ограблении и изнасиловании меня. Ну, если быть честной, от последнего я бы, конечно, не отказалась, но только с тем, кого выберу сама.

Запись 8. Опять вокруг меня крутится этот ужасный некромант! Уверяет, что нашел способ, как создать требуемую армию, так что за захватом мира дело не станет. На мой вопрос о судьбе моей косметики смущенно ответил, что приготовил из нее любовное зелье. Что ж, судя по тому, как от него разит перегаром, он сам же его и выпил. Попросила зайти через недельку с тщательно продуманным планом по захвату мира в наглядных схемах и с иллюстрациями.

Запись 9. Минус еще один жених. Великий маг Тиблиб, правитель какого-то волшебного королевства, предложил потешить мой взор прекрасными реалистичными иллюзиями. Я, конечно, долго думать не стала и сразу согласилась, предварительно подлив ему в чай экстраслабительное, любезно предоставленное мне дворцовым врачом. В общем, иллюзия миллиона розовых кустов, летающих вокруг дворца, была очень реалистична, только вот витавшая вокруг вонь совсем не соответствовала запаху роз. Хотя маг был крепким орешком, продержался пять минут и еще колдовал при этом. Надо попросить врача добавить в микстуру что-нибудь, что усилит ее действие.

Запись 10. Снова некромант. Единственное радостное черное пятно на фоне этих уже набивших оскомину рыцарей добра и света. Крысозлобиус долго плакал, падал на колени, убеждал в искренности чувств и давал слово, что не будет превращать меня в вампира. Хотя тут же обмолвился, что в роли Адского Рыцаря я бы смотрелась неплохо. Надавала ему кучу различных поручений, заодно намекнула, что, избавившись от остальных конкурентов, он сможет получить меня на законных основаниях. Боги, оказывается, этому некроманту для полного счастья достаточно просьбы об устройстве геноцида среди кандидатов в мои законные мужья.

Запись 11. Начинаю скучать. Песни под окнами не поют, на лестницах не караулят, цветами не заваливают. Может зря я так радикально? В следующий раз буду умнее и растяну удовольствие.

Запись 12. Уцелевшие после геноцида женихи решили в очередной раз провести соревнование и определить, кто лучше. В целях безопасности решено было ограничиться гонкой. Трасса проста: городские улицы - река - лес - холмы - луг и назад. На мой взгляд, все слишком просто, давайте усложним.

(позже) Подведем итог гонки. Городские улицы (разлитое масло, разбросанные шкурки от бананов и арбузные корки) - три сломанные руки, две ноги, семь вывихов различной степени сложности, учет синяков не велся из-за их многочисленности. Река (запущенные крокодилы, пираньи, расставленные сети и рыболовные крючки) - семь укушенных, двое погрызенных, пятеро запутавшихся. Лес (волки, медведи, один дровосек нетрадиционной ориентации) - многочисленные укусы, шрамы от когтей, двое пропавших без вести. (Одного потом нашли на соседнем материке, только там он смог остановиться.) Холмы (катящиеся камни) - к сожалению, только синяки. Луг (стадо быков, пастух - лучший друг дровосека) - разодранные руки, ноги, прочие части тела, трое пропавших без вести. Дворцовый врач очень доволен. А я что? Принцессы в моем роду всегда держат слово.

Запись 13. Опять приперся Крысозлобиус. Рассказал, что благодаря моей просьбе об устранении женихов его армия пополнилась аж тремя зомби! Снова валялся у меня в ногах, протягивал какое-то невзрачное кольцо, говорил, что это Кольцо Всевластия. Ага, так я и поверила. Сама видела, как он вчера его покупал у хоббита-барыги за пару грошей. Попросила добить оставшихся женихов, а уж потом обсудить остальное.

Запись 14. Женихи разъезжаются. Папочка в шоке и, рыдая, говорит, что престиж его королевства упал. Вот гад, у него только престиж на уме, а о судьбе своей любимой и единственной дочурки думать совсем не хочет! Ну, пусть еще только попробует устроить мне что-то подобное, я этих кандидатов годами мучить буду!

Запись 15. Я в шоке. Крысозлобиус, трезвый и в приличном костюме, пришел к папочке требовать моей руки. Злобно ухмыляется, говорит, что все это было проверкой на определение степени моей злобности и что теперь он на все сто уверен, что мы с ним составим идеальную пару. Папочка от радости чуть ли не пляшет, валяется в ногах у некроманта и просит использовать все свои силы, чтобы забрать меня отсюда. Вот еще, никуда я не пойду!

Запись 16. Ах ты, ****кий некромант! Пока я думала, он быстренько создал портал, куда закинул меня, мои вещи, почти всю библиотеку, пару ваз из папиной коллекции и портрет моего прапрадедушки. Заявил, что я буду заточена в его башне, пока не соглашусь выйти за него замуж. Вот нахал! Ну, ничего, мы еще посмотрим, кто из нас злобнее! Клянусь, что рыцарям, которые прискачут спасать меня, придется спасать моего несчастного похитителя!

Конец первой части.

(с) Den "Рысенок" Stranger, 23 августа 2008 год

0

9

Дневник Вредной Принцессы (часть вторая)
Запись 1. Сижу в заточении. Заходил Крысозлобиус, вставал на колени и признавался мне в любви. Заверял, что не хочет брать меня силой и будет завоевывать традиционными способами. Избила его подушкой, после чего спустила с лестницы. У меня и так настроение на нуле, а тут еще и он...

Запись 2. А у некроманта весьма творческий подход к делу. Теперь вместо себя он присылает скелетов с любовными записками. Я в ответ отправляю их обратно, предварительно разобрав и по-новому собрав. Менять руки с ногами наскучило после пятого раза, сейчас ищу более сложные способы комбинации костей.

(позже) Собрала из пяти скелетов один. Ничего так конструкция вышла, правда, малоповоротливая, зато на пианино в десять рук может играть. Отправила это чудо некроманту. Жду реакции.

(еще позже) Откуда-то снизу донеслось: "Гениально!!!", после чего стало тихо. Уфф, думаю, я от него избавилась, по крайней мере, на неделю.

Запись 3. Сижу одна, ну, если не считать зомби. Некромант уехал куда-то на неделю, сказал, что за эликсирами. Врет, наверняка по бабам поехал. У этих некромантов всего два увлечения: зомби и бабы, и хорошо, если они их не смешивают.

(позже) А вот и первый спаситель. Судя по пламенной любовной речи, которую он завел прямо у подножия башни, знает, что хозяина нет дома. Обещает золотые горы за один лишь поцелуй, а уж если я хоть на минуту выйду на балкон, то он вообще живьем на небо вознесется. На маты не реагирует, на угрозы тоже. Ладно, сейчас выйду, где-то тут маска гориллы лежала. Одену-ка я ее, пусть полюбуется на такую раскрасавицу.

(еще позже) А вот это ты зря! Может ты, конечно, и слепой, но говорить прямо в лицо горилле, что она еще краше, чем описывали, это уже слишком! Откуда в моей косметичке появилась связка динамита я знать не знаю, но применить его по назначению смогу!

(совсем поздно) Вернулся Крысозлобиус. Какой-то он сегодня флегматичный, ни на что внимания не обращает: ни на беспорядок во дворе, ни на обугленные штаны, висящие флагом на шпиле башни, ни на груду металлолома возле кузницы. Точно по бабам шатался...

Запись 4. Снова отбиваю атаки некроманта. Ворвался в мою комнату, стал приставать, скотина бесстыжая. Говорит, что ему некуда девать свою мужскую силу. Посоветовала ему воспользоваться этой силой и нарубить дров для кухни, а то третий день на сухом пайке сидим. Некромант почему-то смутился, но приставать не перестал. Выставила его за дверь, предварительно осыпав румянами. Оригинально, все некроманты традиционно предпочитают черные цвета, а у меня будет розовый. Интересно, что еще учудит этот Крысозлобиус?

Запись 5. Масштабы его воображения не перестают меня удивлять! Вместо скелетов роль посыльных теперь исполняют летучие мыши! Причем, они знают, на что я способна, поэтому близко к окну стараются не подлетать, а на безопасном расстоянии выстраиваются в воздухе в буквы, составляя слова посланий. Ну, ничего, уже вечер, скоро их видно не будет.

(позже) Этот ужасный некромант покрасил мышей фосфоресцирующей краской! Теперь под окнами у меня световое шоу на всю ночь. Кроме того, этот гад заставил трех зомби с громкими голосами дублировать каждое выложенное мышами послание, так что шоу получилось со звуковым сопровождением. Думаю над ответным ходом!

Запись 6. Обстреливаю мышей подушками! Подушек в комнате много, а все упавшие приносят обратно послушные зомби, так что у меня теперь бесконечное количество зарядов и уйма времени для тренировки!

(позже) Поголовье летучих мышей стремительно редеет. Ну, еще бы, я уже наловчилась выбивать девять из десяти!

Запись 7. Еще один спаситель! Ба, знакомые все лица! Ну, давай, иди же сюда, сын леса, любимец нашего дворцового логопеда, а я пока обчищу оранжерею, там растения хоть и вялые, зато горшки тяжелые!

(позже) Крысозлобиус - скотина! Пока я подготавливала арсенал для обороны от эльфа, некромант выбежал из башни и предупредил его! Выслушав Крысозлобиуса, принц мигом повернул коня в противоположную сторону. Пришлось ограничиться обстрелом некроманта подушками, но тот привычный, поэтому получилось не интересно Ладно, в следующий раз зашью в подушки кирпичи.

Запись 8. Снова бессонная ночь. На крыше башни поет вампир. Хорошо поет, гад, да и разместился неплохо, ничем его не достать. Вокруг башни на безопасном расстоянии летают светящиеся летучие мыши, внизу бродят зомби и восхваляют мою красоту. А где-то в стороне всем этим хором руководит влюбленный некромант! Брррр! Строю планы страшной мести!

(позже) Набила полные уши ваты, занавесила окна, закрылась всеми одеялами с головой. Чувствую себя вампиром в склепе, зато хотя бы выспаться можно.

Запись 9. Боги!... Сгораю от стыда!... Этот гад все-таки меня совратил!. А ведь все так хорошо начиналось. Он повел меня показывать башню, мы зашли в лабораторию, а там все эти колбочки, реторты, горелки... В общем, я так завелась, что просто не контролировала себя... И мы всю ночь... на лабораторном столе... ДЕЛАЛИ НАСТОЙ МАНДРАГОРЫ! Боги, как я себя ненавижу за это. Теперь он знает мое слабое место!

Запись 10. Приперся новый герой. Похоже из паладинов, следовательно, на мою руку претендовать не будет, но, судя по изношенным доспехам, мировое зло он ищет, по крайней мере, три столетия, поэтому станет просить награду. На всякий случай приготовила подушки с зашитыми внутри кирпичами и жду начала эпического сражения. Судя по пафосности речей и суровости клятв, сражение должно продлиться не меньше недели и закончиться локальным катаклизмом. Ставлю на Крысозлобиуса, заранее распределяя трофеи: коня - в конюшню, паладина - на наглядное анатомическое пособие, доспехи перековать на светильники, я как раз картинку нашла, какие хочу.

(позже) Ну вот, опять облом. Пока я сидела в предвкушении грандиозного сражения, мужики втихаря умудрились договориться, паладин притащил пару кувшинов вина, и теперь эти двое заперлись в лаборатории. Драки не будет, а жаль.

Запись 11. Провожали паладина. Он хоть на ногах стоять может, а моего Крысозлобиуса пара зомби под руки таскают.
Мужики обменялись клятвами о взаимной дружбе и уважении, а так же конями. Ладно, для боевого жеребца мы найдем применение, но что собирается делать паладин с костяной лошадью? Его же в первой же деревне примут за всадника Апокалипсиса! Ну ладно, это не мои проблемы. Сейчас главная проблема в том, как дотащить Крысозлобиуса от башни до его покоев! Даже не знаю, что бы я делала, если бы не было зомби.

Запись 12. Некромант бродит по башне, натыкаясь на все углы, и спрашивает, что вчера было. Зомби тактично молчат, не понимая вопроса. Так, судя по всему, вчера некромант с паладином после вина пили настой мандрагоры. Ай-яй-яй, как неразумно, ведь она же вызывает краткую потерю памяти! Ну, сейчас-то ты узнаешь, как разочаровывать принцессу, лишая ее анатомических пособий!

(позже) Да, была оргия, и не спорь со мной! Что вы там делали?... Ну, приличная девушка не должна такого рассказывать. Ну ладно, на ушко. Эй, ты что за сердце схватился?! Я же пошутила! Блин, что же делать?! Не хватало, чтобы он прямо у меня на руках окочурился!

Запись 13. Хорошая вещь медицинское образование! Где там мои конспекты?! Готовить зелье от сердечных болезней это вам не хухры-мухры. Хм... Странно, куда делась та страница? Неужели папочка, когда в туалет спешил? Ну ладно, понадеемся на мою память и богатый выбор препаратов в лаборатории.

(позже) Печень жабы, хвост гремучей змеи, жало скорпиона настоять пять минут на серной кислоте и заставить проглотить залпом. Хм, эффекта ноль, только физиономия позеленела. Коготь дракона, мозги паука, дюжину мокриц залить желчью горного варана, заставить проглотить залпом. Хм, опять безрезультатно, лицо на этот раз посинело. Пять мышиных хвостиков, настой яда болотной гадюки, испражнения единорога настоять на уксусе, заставить выпить залпом. Блин, опять ноль эффекта, судороги не считаются. Ладно, будем искать дальше.

Запись 14. Кажется, некромант начинает мне нравиться! Нет, серьезно, у меня в замке подопытные кролики дохли от моих зелий десятками, а этот выдержал шестьдесят семь различных составов и ничего, выжил, даже ходить сам может. Правда на меня с ужасом смотрит. Посоветовала ему отвлечься, например, искусством заняться!

(позже) Крысозлобиус понял мои слова слишком буквально. Теперь по двору бегает первый некромансерский балет, толпа зомби в пачках и на пуантах, а у меня в башне появился призрак какого-то великого художника, собирающийся рисовать мой портрет, чтобы увековечить мой неповторимый образ!

Запись 15. С балетом ничего не получилось. От зомби постоянно отваливаются разные части тела, так что зрелище выходит убогое, особенно, когда надо вытянуть на руках партнершу, а эти руки разом падают на пол, вместе с партнершей, разумеется. Вся надежда на портрет.

(позже) Вы хотите сказать, что это я?! Это огненное лицо, этот демонический взгляд, эти двухметровые рога?! Все это я?! Что значит, это твое художественное видение?!

(еще позже) Надеть портрет на шею художнику не получилось, призрак все-таки. Выбросила портрет на задний двор, но вскоре прибежал некромант и слезно умолял унести картину оттуда, а то зомби пугаются и не могут войти в казарму. Решила для разнообразия побыть доброй и унесла портрет в подвал. Может, хоть крыс распугает.
Запись 16. Крысозлобиус совсем обнаглел. Затащил меня в подвал, показал прикованные к стенам скелеты и сказал, что это его бывшие наложницы, которые осмелились смеяться над ним, и если я не хочу разделить их участь, то должна немедленно стать его женой. В ответ посмеялась над ним, посоветовала лучше учить анатомию, объяснила, как можно отличить мужской скелет от женского, а так же поинтересовалась, кто именно ему нужен: принцесса или принц.

(позже) Все-таки бедняга сильно смутился. Попробую дать ему последний шанс.

Запись 17. И так, условие задачи. Дано: башня высотой тринадцать саженей - одна штука, некромант с посохом у подножия башни - одна штука, принцесса, жутко красивая и страшно вредная, сидящая на вершине башни, - одна штука, горшков с растениями, различной степени тяжести, - семьдесят восемь штук. Короче, пока несчастный Крысозлобиус собирался зачитать мне очередное любовное послание-угрозу, я решила его протестировать. Если некромант сумеет выдержать прямое попадание тридцати горшков и остаться на ногах, тогда соглашусь стать его женой. На старт, внимание, поехали!

(позже) Двадцать восьмой горшок, двадцать девятый, хм, еще стоит! Тридцатый! Стоит? Стоит, зараза. А вот тебе тридцать первый, контрольный! Все еще стоит? Тогда тридцать второй! Что-то вскользь прошел. А вот тридцать третий! Не считается, этот какой-то легкий. Тридцать четвертый! Эх, только по плечу попала. Тридцать пятый! Тридцать шестой! Стоит гад, в посох вцепился, но стоит! Тридцать седьмой! Тридцать восьмой! Тридцать девятый!...

(еще позже) Горшки кончились. Подушки с кирпичами внутри тоже. Думала перейти на мебель, но, кажется, это уже перебор. Вот блин, ничего его не берет, хотя шишек я ему наколотила столько, что хоть коллекцию составляй! Ну ладно, раз обещала, то придется...

Запись 18. Ну, все, прощай свободная жизнь. Вот и свадьба моя. Священник, правда, нервничает, и интересуется, кто же из нас некромант. Хотя чего удивляться, после всех моих издевательств бедняга Крысозлобиус вынужден жениться весь в бинтах и с костылем, переделанным из посоха. А мой любимый папочка, чтоб ему весь год икалось, умудрился вместо свадебного платья прислать мне похоронный наряд. Вот и поди разберись, кто из нас кто!

(позже) Некромант настаивает на немедленной брачной ночи! Ага, щас, разбежалась! Сунула ему конспект, написанный за время сидения в его башне. Так, небольшие зарисовки, как правильно и без проблем захватить мир. Крысозлобиус впал в ступор, потом злобно захохотал, заявил, что такую жену ему послали боги, после чего побежал готовить свою Армию Тьмы! Ну, что могу сказать? Теперь, я думаю, у меня появится достаточно времени, чтобы завершить свое образование, пока мой муж захватывает мир. А что надо такой молодой и красивой девушке, как я? Всего лишь весь мир, положенный к моим ногам!

Конец второй части.
(с) Den "Рысенок" Stranger, 28 августа 2008 год

+1

10

С недавнего времени Эппл жила в мансарде. Правда, сама она предпочитала называть свою квартиру чердаком – потому что это был самый настоящий высокохудожественный чердак! Пару лет назад отсюда съехал художник и потом, почему-то,  никто долго не хотел вселяться в эту квартиру, а Эппл, как вошла сразу поняла – ее.

На кухне в, углу на стыке двух стен было нарисовано настоящее дерево. Одной стороной, той которая тянулась к окну, дерево было украшено осенней листвой, а другой – шапками снега, рождественскими украшениями и слегка примерзшими птицами. Когда солнце освещало кухню, на осенней стороне дерева листва отливала всеми красками осени, ярко и красиво. А у «зимней» стены Эппл поставила холодильник. И еще ей было ужасно жалко двух замерзших ворон, которые сидели на ветках дерева. Она смотрела на них смотрела, а потом взяла, связала два смешных кукольных пончо и приклеила их на стену. Получилось, что нарисованные вороны были одеты и Эппл казалось, что они стали гораздо веселее смотреть на жизнь и на нее.

- Странная ты какая, - сказала ей новая соседка, когда пришла знакомиться.

Эппл пожала плечами и подложила ей еще пирога. Как же не быть странной, если у тебя фамилия Грин, а родители подарили имя Эппл? Зеленое яблочко, скажите тоже.

А еще в это квартире, все окна были украшены витражами и первое время Эппл перебегала из комнаты в комнату и подставляла руки разноцветным солнечным зайчикам, солнечные лучи, выкрашенные в разные цвета ластились к ладоням Эппл, как котята и девушке казалось, что она купается в разноцветной радуге. Она впитывала этот свет и иногда ей чувствовалось, что теперь в каждой клеточке ее тела живет разноцветная радуга. Цветной свет сиял в ее глазах, гулял теплыми всполохами по ее коже, а когда она улыбалась свет вырывался наружу освещая все вокруг. В мире больше не было темноты и Эппл, обладая богатым воображением представляла себя маяком. С детства она была очень высокой и худой, и представляя, как она стоит выпрямившись, и освещает все своей улыбкой, эта мысль, заставляла Эппл сгибаться от хохота. Правда, она сама не знала почему.

Башня, маяк и свет! Эппл никогда не стеснялась своего роста. Она любила себя всю.

Она обожала свой дом. Даже мебель особо в него не покупала –  только самый минимум. Зачем ставить преграды свету?

Из ее мансарды открывался потрясающий вид на городские крыши. Самый лучший вид был из кухни – можно было готовить и смотреть на крышу собора, где вороны активно спорили с горгульями, обменивались последними сплетнями и  наблюдали за людьми глядя вниз. Кухонная зона была как раз устроена так, что Эппл практически все время, пока готовит, могла смотреть в окно. И иногда она представляла или чувствовала – грань у богатого воображения слишком тонкая – практически нет разницы между быть и воображать, что она одна их этих смешных воронов. Эппл так втягивалась, что сама не замечала, что ходит по кухне переваливаясь и хлопает несуществующими крыльями по бокам.

- Я очень хозяйственная птица Ворон! – Говорила она сама себе. Быть вороной Эппл не хотела, а гордые черные вороны ей невероятно нравились. Но она не знала, как будет ворон, женского рода. Поэтому мыслила картинками, а не словами. Образами.

Соседи приходили к Эппл очень часто, гораздо легче было перечислить те дни, когда они к ней не приходили. И девушка могла посидеть в тишине и послушать саму себя, а не истории о детях, работе, ценах и прочее. Другое дело, что гости Эппл особо не напрягали.

С первых же дней в этом доме она зарекомендовала себя отличной хозяйкой – запахи ее стряпни были слышны с улицы, и затягивали народ как в черную дыру – в мансарду Эппл. Взамен девушка постоянно находила у себя под дверью корзинки с овощами и фруктами, пакетики специй, а застенчивый молочник, живущий в соседнем доме, каждое утро оставлял для нее самые вкусные сливки к кофе и легчайшие творожные десерты.

А как Эппл умела готовить баклажаны! Овощи, густого фиолетового цвета, с детства притягивали Эппл. Ей казалось, что мире просто не должно быть ничего вкуснее овоща такого цвета. И какого же было ее разочарование, когда она откусила от сырого баклажана. Мама тогда долго смеялась и научила Эппл готовить ее первое блюдо из баклажанов.

Ее сестры не особо любили готовить, так что все умение досталось Эппл. А готовила она практически в промышленных масштабах, дело все в том, что готовить по чуть-чуть Эппл никогда не умела, она не понимала, зачем готовить маленькую плошку еды, если можно приготовить сразу много? И на это «много» всегда находились едоки. Очень редко когда что-то оставалось назавтра. Кого только Эппл не находила у своих дверей, когда открывала на стук, во время приготовления пищи.

Наверное, это была своего рода магия. Баклажановая. Потому что стоило только Эппл взять в руки нож, разогреть плиту, поставить на нее сковородку и начать готовить баклажанные язычки – самое быстрое и одно из самых любимых блюд Эппл, как сразу же раздавался стук в дверь. Это были старые друзья, новые друзья, соседи и те, кто даже не собирался вселяться в этот дом, но теперь обязательно вселятся и даже несколько первых школьных учителей Эппл. Она всех встречала, улыбалась, угощала и так у нее появлялся очередной преданный и верный друг. А люди просто видели тот самый цветной свет, который жил у Эппл в душе, отзывались на ее улыбку и отогревались от специй, которых Эппл никогда не жалела. И, конечно же, любили вкусно поесть.

Ах да. Был еще ее фартук. Фартук, достался девушке, видимо, от того же художника, который раньше жил в этой квартире. Эппл нашла его в стенном шкафу и надолго застыла, потому что это был самый эпический фартук, который она когда-либо видела. На нем было изображено более двух сотен поварят и каждый занимался своим делом на огромной кухне. Когда Эппл надевала фартук и шевелилось в нем, казалось, что и поварята шевелятся и каждый кто бросал взгляд на этот фартук надолго застывал в легкой нирване – сотни поварят готовят на маленькой кухне.

Сегодня Эппл готовила баклажаны с сыром и орехами, она резала зелень, когда раздался традиционный стук, не поднимая головы от доски, девушка крикнула:  «Войдите».

- Спасибо.

Неожиданный посетитель вошел. Но не в дверь, а окно и теперь с удивлением, чуть склонив голову набок рассматривал фартук Эппл, саму Эппл, дерево и даже одетых в шерстяные пончо ворон.

- Это отличная идея! – Радостно сказал он, видимо обо всем сразу.

- Точно! – Ответила ему Эппл, отзываясь на радостную светлую улыбку гостя.

У него были черные волосы, черная глаза и самая светлая душа, которая только попадалась Эппл.

Надо ли говорить, что мужчина по имени Клив Крок надолго задержался в доме Эппл?

- Грин Эппл и Клив Крок – ну и парочка мы  с тобой! – Смеялась Эппл.

- Точно. Мы парочка – Отвечал ей Клив. И с любовью смотрел на баклажаны и Эппл. Иногда наоборот – на Эппл, а потом на баклажаны.

Часто к ним приходили его кузины и кузены –  и после их нашествия в доме практически не оставалось еды, зато появлялась множество других подарков, например, цветы, Эппл даже не представляла, что где-то в мире могут расти такие цветы! Они дурманящее пахли и долго-долго долго стояли в тазиках с водой. Шкатулки украшенные бисером, костяные браслеты, сладости, и фрукты из которых Эппл готовила пироги.

- Ты не устала от нас? – Всякий раз, после нашествия  гостей, серьезно спрашивал Клив, ему было жизненно важно, чтобы Эппл от него не уставала. И от его семьи тоже.

- Нет, - честно отвечала Эппл. Времени на то, чтобы послушать саму себя у нее оставалось все меньше, но Эппл вдруг поняла, что прекрасно может слушать себя и когда кто-то есть рядом. Нужно просто прикрыть глаза и сделать шаг назад, туда где прячется цветной свет и стоит дерево наполовину в осени наполовину в зиме.

Но однажды Клив пропал.

Первые несколько дней девушка могла только волноваться, Клив никогда ей не звонил, она даже не знала, где он живет – он просто практически все время был рядом.

Эппл выходила с работы, и шла домой, зная, что Клив окажется там. Просыпалась зная, что он на кухне готовит вафли.

Эппл вышла на кухню и машинально начала готовить – сегодня она хотела сделать тушеные баклажан с помидорами, сыром и мясом, а вместо подливки пиво, оно делало мясо мягче, а овощи тушеные в пиве пахли хлебом. Блюдо было несложным и Эппл пока готовила его все время думала.

А потом рассмеялась.

Ведь по сути она всегда знала где живет Клив! Знала же!

Не снимая фартука девушка кинулась на улицу. Сторож в Соборе, загипнотизированный поварятами на фартуке и миской с мясом, которое прагматичная Эппл прихватила с собой на всякий случай, даже не смог ничего сказать. Сто с лишним ступеней на крышу Эппл прошла практически на запыхавшись. Остановившись только у двери, ведущей на самый верхний «технический» этаж собора Эппл оправила фартук, провела рукой по волосам и медленно выдохнув осторожно вошла. Внутри было прохладно и царил полумрак, везде куда бы Эппл не посмотрела, сидели вороны.

Девушка склонила голову набок и осмотрелась. Нужно было смотреть на них правильно, без удивления, удивление чуду – это как шоры, которые мешают его увидеть. А если не удивляться, а думать, что так и должно быть – чудо само сделает тебе шаг на встречу. Вот и сейчас, Эппл узнала бабушку и дедушку Клива – они подлетели к ней первыми, его сестры – почти близняшки, настороженно смотрели на нее с верхней балки, но и они быстро оттаяли, слетели поприветствовать ее. Эппл улыбнулась и громко позвала Клива.

Большой, сильно хромающий ворон виновато опустив голову вышел к Эппл из-за большой тумбы с проводами, где он прятался. Взлететь он не мог, потому что одно крыло было сломано или вывихнуто – Эппл не поняла, она не очень разбиралась в травмах. А травмах любимого разобраться еще сложнее.

Ворон  низко наклонил голову и смотрел на Эппл так грустно и виновато, словно ему было очень стыдно. За клюв, перья и когти.

Эппл осторожно взяла его на руки.

- Дурак. Я и раньше догадалась, знаешь сколько перьев я выметала из дома после визита твоей семьи? Хватило бы на несколько подушек!

Вороны вокруг Эппл согласно захлопали крыльями и хрипло закаркали – словно они смеялись над тем, что Клив боялся признаться Эппл.

Ворон на руках Эппл закрыл глаза и что-то хрипло проворчал.

Девушка улыбнулась.
- Начала отнесу тебя к ветеринару. Да ладно тебе не ворчи, когда поправишься, ты тоже сможешь носить меня на руках. А я приготовлю тебе самые вкусные баклажаны

0

11

поле боя скользит, размокшее, крики раненых, грязь и пот, под копыта знамена брошены, голос, сорванный до хрипот. кони ржали и люди падали, захлебнулся напор атак, запах крови и запах падали...

...нет. все было совсем не так!
пусть иное запишут в хроники: как был каждый из нас - герой, как сверкал драгоценный трон и как был красив молодой король. в небе мчались грифоны белые, солнце плавило ряд щитов, флаги гордо над нами веяли, и никто не дрожал - никто! и врагов они били - сотнями, и была им мягка постель...
поле боя застыло комьями, проморожено до костей.

осень поздняя, мерзло-рыжая, гордость армии, честь страны. мы - последняя горстка выживших, тех, кто выбрался с той войны. мы расскажем, изменим прошлое, вместе с будущим - навсегда, дети вырастут, станут взрослыми, пролетят, как часы, года. сказка вспомнится, боль - забудется, через прах прорастет трава.
и мальчишки на пыльных улицах
будут бегать, играя -
в вас.

0

12

вот у моей сестры - золотистый взгляд, медная кожа, лучших шелков наряд. тонкая, хлестко-гибкая, будто прут,  вся - постоянный танец, соблазн, изгиб. сотни мужчин любили мою сестру, тысячи - не решались ее любить.
учит сестра меня: придыхаешь чуть, дрожью руки, пылинкою по лучу, это легко, как гладить ручных зверей...

медленно догорают дрова в костре. я не хочу быть пешкой в такой игре.
впрочем, и королевою - не хочу.

брат мой - меня сильнее, смелей, умней, он говорит о долге и о стране, планы рисует, чертит расчет атак, мол, нам нельзя промедлить ни пары дней...
... я не бывала ни на какой войне, не понимаю, что он находит в ней, чем эти войны лучше кабацких драк? да, я умею драться - когда зажмут в угол, когда дыханье несет чуму, если кому не справиться одному... только другого, верно, желает брат.

брат мой - потомок принцев и королей, правь - и тебе воздастся и трон, и плеть, статуи, книги, женщины, гобелен.
пусть заметает снег мой вчерашний след.

где-то меж черной бездны и белых врат движется к югу маленький мой отряд. барды, бастарды, братья и беглецы, дети без матерей, без сынов - отцы, над головами тихо встает заря. холод равнин морозит во рту слюну, легкие застывают - и не вздохнуть.
каждый имеет право свой выбрать путь. мой - это конский пот, звон мечей с утра, серая крепость, спрятанная во льду.
но если к двери дома подступит мрак, если придет слепой беспощадный враг, брат и сестра, зовите - и я приду.

0

13

пока в столице тишь да гладь со всех семи сторон,
восславим, братцы, короля - да будет он здоров!
да будет славен южный лорд, хранящий берега,
и лорду севера почет, за крепости в снегах.

на юге вечная беда - пираты с островов,
атаки яростных акул и кракен темных вод,
жара, цунами, солнце, соль и деготь на руках...
да будет славен наш король, отныне и в веках!

суровый север - это лес, и снег, и лед, и тьма,
набеги варваров с равнин и долгая зима,
завалы, оползни, мороз, тропинки между скал...
да будет славен наш король, отныне и в веках!

быть королем - нелегкий труд, хранить свои права,
покуда ты еще король - душа твоя жива,
пусть пра-пра-правнук правит твой, пусть ты давно истлел...
я расскажу вам, что за ночь - ночь мертвых королей.

...уж много лет покой и уют в столице: вон каменные горгульи несут дозор, и короли спят тихо в своих гробницах, подметены дороги, река искрится, и у дворца подстрижен всегда газон. на площади - из бронзы с адамантитом - король эйдар коня на дыбы рванул...

...а граф, чье имя будет в веках забыто, был смел, умен - и предал свою страну. он верно рассчитал: пока флот на юге, пока войска у северных крепостей - столица покорится - мечу, копью ли, защитников там, в общем, совсем не будет, ну разве - стража, бабы, толпа детей.

нас, стражу городскую, учили драться... но... не сбежать. не вырваться. не уйти. а королю сравнялось едва тринадцать, и как бы ты ни злился и ни старался, не выжить одному против тридцати. с рассветом будет штурм, доживем-увидим, погибнем быстро (может быть, повезет).

...нет, я не знаю, кто их позвал на битву - но короли услышали этот зов.
они тысячелетья страну хранили, их именем и волей цвела земля. они всегда сполна по счетам платили, они сражались, ждали, любили, жили, но смерть - не повод сдаться для короля. и вот - встают, идут, открывают двери, и призрачные кони ждут у дверей. не видел бы, наверное б не поверил, и шаг их был чеканен, и лица серы, доспехи в лунном таяли серебре.

они прошли в ворота, как нож сквозь масло - ведь нет преграды тем, кто пришел извне. и армия застыла, как перед казнью, и граф-изменник что-то кричал - напрасно. и вел их в бой, задумчивый и бесстрастный, король эйдар на бронзовом скакуне.

что дальше? мы не знаем. туман спустился - огромный мокрый пес, спутанная шерсть. накрыл он все - и армию, и столицу, не слышно голосов и не видно лица, как тряпками забил смотровую щель. не зная, уходить или оставаться, рассвета ждали (сердце - холодный ком) и старики, и бледные новобранцы, и ясноглазый мальчик с седым виском.

когда же солнце вверх покатилось сонно, все было, как и раньше - покой и тишь. и ни следа от армии вероломной, как и от тех, кто их убедил уйти; а графа с тех пор вовсе и не видали, сбежал ли? сгинул? ну его, пусть бежит... и короли в гробницах своих дремали, горгульи зорко вглядывались в дали, столица понимала, что будет жить. дома умыты радостью и рассветом, сверкают окна, колокола звенят. мальчишки голубей отпускают в ветер, на площади, на бронзовом постаменте, эйдар, как и всегда, горячит коня.

да, говорю тебе - была ночь мертвых королей!..
трактирщик! мяса принеси! и мне еще налей...
жулит, хитрец, клянусь, жулит - опять пустой стакан...
...да будет славен наш король, отныне и в веках!

0

14

есть, говорят, на дальних островах, где зеленей холмы и небо шире, такие деревеньки небольшие. их жители скупятся на слова, поджары, темноглазы и быстры, и смотрят, словно долго ждут чего-то... по осени, когда горят костры, приходит к ним Великая Охота.

Охота, что древней иных миров! пьянее хмеля, жарче губ любимой! охотников зовет чужая кровь, они летят, петляя меж холмов, и горе тем, кто повстречался с ними. убьют? возьмут с собой? лишат ума? даруют скачку, дикую, как счастье? не знаю. но назад не возвращался никто из тех, кто ночь застал в холмах.

лишь раз в году, под вечер ноября, раздастся стук копытный у ограды. и встанут у деревни, как парадом, пришельцы на диковинных зверях. один - как конь, но ног - считай! - шестнадцать, вот лев с рогами, вот златой олень... те, что привыкли в вечном вихре мчаться, стоят и ждут в вечерней сизой мгле.

а им навстречу - тонким ручейком - идут подростки, старцы, девы, дети... им снились сны. их звал с собою ветер. и им идти спокойно и легко.

трава почти до пояса порой, потом - по грудь, потом - уже по шею. и ноги неожиданно слабеют, и хочется шагать на четырех. клыки острей, лоб ниже и короче, пятно из белой шерсти на груди. ты слышал зов? мечтал? теперь иди. Охота получает новых гончих.

лишь раз в году... ушедшим - вечный бег. оставшимся - зима, весна и лето. печется хлеб и подрастают дети. чтоб, возмужав, взглянуть в лицо судьбе.

но кровь разбавить легче, чем вино. рассыпались по миру полукровки, не помнящие призрачного зова, не знающие странных этих снов. живут такие, в общем-то, повсюду, ведут свой быт, растят своих детей, ну разве - лучше видят в темноте, а внешне, как ни взглянешь, просто люди.

лишь иногда, в преддверьи ноября, их тянет за собой неслышным воем, осенней непроглядною тоскою - туда, где меркнет тусклая заря. чтоб кто-то улюлюкал, гнал коней, чтоб были топот, звон, веселье, флаги... но нет тебе хозяина, бродяга. и плач собачий тает в вышине.

http://pics.livejournal.com/framin_mp/pic/00025fk2

0

15

йар'рхи - народ простой, дикари предгорий. темноволосы, грамоты не имеют, кланяются при встрече, ни с кем не спорят, пахнут копченым дымом и рыбьим клеем. снежных козлов стреляют и мясо солят, носят одежду грубой дубленой кожи... но, говорят, что если ребенок болен - няньку ищи из йар'рхи, она - поможет.

Маркусу - вся любовь идет, вся забота: из семерых детей - лишь один наследник! Маркусу скоро будет четыре года, только не доживет он до дня рожденья. маги бледнеют, лекари жмут плечами: жар... лихорадка... неизлечимо, жаль, но...

герцог умен, богат, и вполне отчаян. утром - приказ, к закату привозят няню.

няне едва сравнялось семнадцать весен, руки - как спички, взгляд - как у дикой лани. герцог ее почти на коленях просит... няня кивает, молча проходит в спальню. воду приносит, Маркусу руки гладит, поит отваром, каплет себе на платье. через два дня у Маркуса - лоб прохладен, через неделю мальчик встает с кровати.

девочка с гор не знает стихов и песен, тех, что у нас обычно поются детям. только напевы скал, колыбели леса, тянет ее рассказ виноградной плетью. девочка с гор, загар и густые брови, мальчик прижался к няне горячим боком.

хэй, золотые кони по небу бродят!
хэй, над лихой горой вьется белый сокол!

"няня, ведь это копье, а совсем не веник! я им сражаюсь с злыднями под кроватью!"
"маленький господин, это просто тени. будущий вождь не должен теней бояться."
"няня, вождю совсем ничего не страшно? даже гроза, драконы, большие птицы?
даже глубокой ночью залезть на башню? он ничего, ни капельки не боится?"
"если гроза - то просто смеются боги, наши шаманы видят порой во сне их.
зверь - это только когти, клыки и ноги, ум человеку дан, чтобы быть сильнее.
смерть - это то, что надо принять достойно, чтоб на иных полях не жалеть о прошлом,
если мужчина - то непременно воин, если большие птицы - насыпь им крошек.
если дракон... драконы - почти как люди, любят блестящие камни, друзей, свободу...
маленький господин непременно будет умным вождем, во благо всего народа.
будут под ветром шелковы биться флаги, будет большая радуга на востоке..."

хэй, алый мой кушак да стальная дага!
хэй, над лихой горой вьется белый сокол!
   
Маркус стоит и ждет с запасным отрядом. впрочем, он видит: дело почти что крышка. Маркусу двадцать восемь; но толку, правда... что же тут делать - ведает лишь Всевышний. враг превышает силой, числом, искусством, битва кипит внизу, обжигая скалы. помощи нету, на горизонте пусто, их так чертовски, так бесполезно мало...

ну, отступай же, здесь ты, дружок, бессилен, драпай во все лопатки и жди подмоги! Маркусу двадцать восемь: жена, два сына, много любовниц, хоженые дороги; строен, голубоглаз и прекрасно сложен, жить бы и жить, не лазя в чужие драки. Маркус на миг глаза закрывает: "Боже...". и, не закончив фразы, - "Вперед! В атаку!".

знаешь, легенды пишутся - по-былому, и по-живому, в кровь обгрызая губы. солнце уходит в небо шальной стрелою, земли укрыты теплою снежной шубой. на рукавицах иней, блестящий, колкий, жить бы себе и жить, никого не трогать...
знаешь, они сдержали врагов надолго, ровно настолько, чтобы пришла подмога.

где-то вдали, где снег на холмах искрится, нет ни войны, ни крови, ни криков боли. там над вершиной белые кружат птицы, может, сегодня птиц станет даже больше. может быть... время тянется в ожиданьи, крыльями птицы рвут облака на пряди. женщина - смуглокожа, с глазами лани - их провожает долгим, спокойным взглядом.

хэй, над лихой горой вьется белый сокол...

0

16

ну, здравствуй, младший! долго же почта ходит. ты пишешь - август, нынче ж канун самайна. ты говоришь о родичах, о расходах, ты спрашиваешь, все ль у меня нормально. чтоб написать тебе эту пару строчек, дышать на пальцы нужно, под лампой греть их... ты знаешь, лето здесь раза в два короче, чем разговоры об этом несчастном лете. проснешься утром - дверь замело сугробом, хоть лезь в окно, хоть жди, пока откопают. кровать же холоднее любого гроба, извертишься, насилу и засыпаешь. безумные и сморщенные знахарки на языке невнятном бормочут песни...

...здесь небо по ночам полыхает ярко, как те гирлянды - помнишь, на елке в детстве? здесь небо выше ста королевских башен, раскинешь руки - и не упасть в него бы... и хочется тянуться все дальше, дальше - лети, расправив крылья, давай, попробуй! а вечерами плачут за чащей волки, им вторят все поселковые собаки. в ведре с водою лед намерзает тонкий, узор на окнах - как путевые знаки. косматые невиданные созданья выходят на опушку, глядят спокойно. а мир играет сотней хрустальных граней, мир льдами, как броней драгоценной, скован. и от простора, дикой лесной свободы захватывает дух, пробирает ветер. как будто на тебя здесь взирают годы - тысячелетья.

***

приветствую тебя, старина... нет - старший! да, почта, верно, ползает, как улитка. у нас все мирно, с улицы пахнет кашей, и жарит полдень по раскаленным плитам. вот виноград, зараза, пролез в окошко - его обрежешь, он вырастает снова! хоть из одежды только халат наброшен - вспотел как суслик. эх, охладить вино бы. пусть рядом море - толку с такого моря? воняет рыбой, нищие ловят крабов...

... здесь каждый знает ворох чудных историй - про короля-русалку, про принца-жабу, про кракенов в глуби, про подводных змеев, про то, как Старый Джо говорил с дельфином. здесь паруса, как птицы на тонких реях, и солнце из воды выползает чинно. когда темнеет, кошки идут на крыши, а девушки - на танцы, и до рассвета. здесь столько звезд (я было считал - не вышло), здесь столько судеб свито и песен спето. придешь на берег, сядешь на мокрый камень, и волны что-то шепчут тебе негромко... и хочется вот так вот молчать веками у пенной кромки.

***

на башне флаг пылится, давно не стиран. в столице - слякоть, осень, дворец, усталость. скажите, боги, каменные кумиры - ведь я же верно сделал, что отослал их? передрались бы оба, как пить дать... знаю, детей интриги словно бы опьяняют. а так - спокойно.

может, как снег растает, приедут в гости?
боги, как я скучаю.

0

17

август - тихие птицы у самой калитки,
на ветвях золотые и медные слитки,
длиннокосая девочка шепчет молитву -
небо слышит ее.

август - колокол бьется, как пульс у запястья,
звездопады, браслеты из ниток на счастье,
по провинциям ходят посланники власти,
собирают свое.

август - жаркое марево, спелые сливы,
стук копыта, прозрачная легкая грива,
что мы взяли за лето - то все принесли вам,
мед, хлеба, молоко.

август - тявканье рыжих лисят под стеною,
крыши белых беседок пропитаны зноем,
и дворцы по столице все строят и строят -
вышел новый закон.

август - время побегов. в межвременьи топком
потеряют следы, не найдут наши тропы,
будут горы, овраги, бездонная пропасть -
только эхо вокруг.

август... сон. полумесяц на кончике рога,
кто свободен и дерзок - тот знает дорогу,
бархат шерсти: боишься? не бойся, потрогай...
здравствуй, август, мой друг.

0

18

слишком много забываем, записал бы - да без толку, все истлеет, все исчезнет, в темной растворит воде. говорят, когда-то жили звери: лисы, рыси, волки, что ходили, словно люди, и ходили меж людей.

говорят, прабабка Марты - та совсем была лисица, уши, острые, как стрелы, чуткий нос и пышный хвост. до колен коса у Марты, лисьей шерстью серебрится, каждый радуется Марте, всяк кивает головой. всюду Марта успевает - и на рынок, и к обедне, и дошить цветную юбку, и к подружкам, и домой. Марта ходит, как танцует - на земле не видно следа, Марта взглянет - как подарит, кто другой-то так бы смог? что мальчишки вырезают на доске потертой парты? что за имя пастушата шепчут зимнему костру? кто во сне им улыбнется? Марта, Марта, только Марта, лисья тень бежит у пяток, платье вьется на ветру.

жили мы не хуже многих - не грустим, не голодаем, неплохи дома и пашни, скот накормлен, город чист...

но война - пришлец незваный, и не справиться с врагами, скоро - пыль на горизонте, скоро - кровь, огонь, мечи.

городской совет в печали - сдаться? иль держать осаду? но какие с нас солдаты - не удержим и копья! жаль насиженного места, жаль сарая, пашни, сада...

но вскочила с места Марта, и вскричала - "даже я! даже я могу сражаться, пусть не так огромны силы, пусть умею я немного, но умею - и могу!". вспышка - и не стало Марты, лишь огромная лисица проскользнула и исчезла у кустов на берегу.

враг все ближе, пыль все гуще. пусть мы, верно, не солдаты - только в лес уходят люди, девы, дети, старики. говорят, что лес волшебный, лисья королева Марта там в зверей их превращает, чтоб сражаться им - таким. говорят, мол, вражье войско растерялось - что за место? их коней кусают волки, рыси прыгают с ветвей, на пути встают медведи, рыщут барсы в перелеске, ядовитые гадюки вьют клубки в густой траве.

я всего лишь пес Господень, я так многого не знаю, на висках моих - седины, на груди тяжелый крест. я устал, и я испуган... только слышу временами - мягкий шорох теплых лапок, лунный отблеск в серебре. вечер тянется, не рвется, лисья осень за стеною, листья с листьями шуршаньем продолжают давний спор. кто дорогу выткал нашу? что за нити на основе? что могу я? лишь молиться - сохрани их всех, Господь.

сохрани красотку Марту, сохрани детей и взрослых, сохрани наш тихий город, сохрани коров и коз. слишком многое неясно, непонятно и непросто, тяжело дорогой верной, а неверною - легко. пусть я мал перед тобою, пусть - ничто в огромном мире наши беды, наша память, боль и радость наших снов...

я - всего лишь пес Господень.
я встаю на все четыре, и, открыв калитку лапой, ухожу в глухую ночь.

+1

19

на замшелых прудах, где камыш и ряска, где от брошенной гальки круги по часу, где боярышник в платье, а сосны в рясах... не ходи у ручья, не бери грибов. там, где горькой настойкою воздух крепок, утром, серым и липким, как мокрый пепел, ты увидишь поляну, где ходят кэльпи.

эх, бродяга, что станет тогда с тобой?

(Киру восемь. гляди и лови минуту: рядом с Киром смеется его Данута, детство тает во рту золотистым фруктом, Кир и Дана бегут наперегонки. лучший друг и товарищ, сестра, невеста, их, конечно же, дразнят - мол, "тили-тесто", Кир умеет поставить других на место, заживают в царапинах кулаки.
через месяц Данута уедет в город. Киру будет казаться - упали горы. напоследок до крика они поспорят, и уедет она - не смотря назад. обернется мир лопнувшим барабаном, громко-гулким, огромным, ненужным, странным. будет Кир в каждой девочке видеть Дану, и судить красоту по ее глазам.)

не пытайся поймать на овес с уздечкой, не приманивай хлебом и теплой печью, посвисти беззаботно, шагай беспечно, не косись на веревку, не трогай плеть. кэльпи ловят - не танцем, не громким криком, кэльпи ловят - на их интереса блики, есть пословица детская - "ты живи так, чтобы кэльпи пришли на тебя смотреть".

(Киру скоро пятнадцать. округа знает: эта кучка подростков - как волчья стая. Кира ждет, как стемнеет, одна такая... все на уровне, в общем, борта, корма. есть друзья и другие, другие - лесом. хой, рванина, гуляй, пока главный весел! в тихом омуте пляшут, ликуют бесы, после нас - хоть потоп, или там чума.
Кир - вожак, он задирист, умен, отчаян, не боится, не мешкает, не скучает.
через день Кир впервые убьет. случайно. злая драка не спросит имен и лиц.
три ножа, два кастета, отмычки, спицы, да ищи ветра в поле, как говорится... иногда этот, первый - он Киру снится. и наутро под грудью слегка болит.)

я не знаю, как надо жить - лучше? плоше? где-то бродит моя водяная лошадь, подбирает губами чужие крошки, косит взглядом янтарным на алый стяг. я не знаю, как надо - без ссор? без прений? дом построить, сажать в огороде семя? я читал, будто кэльпи бегут сквозь время, и меняют его, как они хотят.

(Киру двадцать четыре. наемник вольный, фляжка с верной рябиновой, мясо с солью, где прилег - там кровать, где еда - там столик, где палатка - там вовсе почти что рай. Кир - он знает места, проводник, хранитель, он проводит отряд - как по тонкой нити, стрелы, люди, повозки - их сохранить бы, чтоб не вызнал чужой, не увидел враг. он ведет как по нити, незримой, прочной...
враг врасплох их застигнет грядущей ночью, их предаст - свой дозорный.
с оскалом волчьим Кир дерется, прижавшись спиной к скале.
против многих - без шансов. так даже легче. мрак стекает с клинков, обнимает плечи, там, за смертью, наверное, будет вечность - так руби, для других ее не жалей!)

кто-то целит в зенит, кто-то целит в зайца, кто-то знает, как чует лису борзая, кто-то сталью по вереску вырезает, слышит в воздухе ржанье и стук копыт. кто-то слушает песни с высот балкона, кто-то видит, проснувшись, в окне дракона... так скачите, мои водяные кони, через грани дорог, поднимая пыль. золотистые, белые, вороные, пролетайте, не думайте - быль ли, сны ли, жилы рек и ручьев, водопады - крылья, по далеким годам, по иным мирам. там, где был ты - с невестой, с семьею, с другом, все исправишь - и время замкнется кругом...

Кир откроет глаза и протянет руку. и потрогает рыжий горячий храп.

я не помню, как дальше, не вижу броду, ходят лошади, гривою мутят воду, в руки тычутся ласковой мягкой мордой, не дают на песке начертить слова.

Кир, куда ты пойдешь? к загорелой Дане, где тропа рассыпается под ногами, где гнездятся стрижи на карнизах зданий, сладко пахнет зеленой весной трава?
или позже - тела на седой брусчатке, и в ладони удобно лежит свинчатка, улюлюкают громко твои "волчата", застилает глаза ненавистный пот?
или вовсе недавно - где ночь и горы... если был бы назначен другой дозорный, то, возможно, дошли бы, не зная горя, на костре бы не стыл котелок с крупой?

Кир садится верхом, конь стоит недвижно. Кир единственный - жив, он последний - выжил. ну, давай же - раз прошлое стало ближе, бей копытами в твердый намерзший лед.
над горами снежинкою тает вечер, кровью след в серебрящемся мху отмечен, молча Кир поднимает коня на "свечку".
кэльпи скачет вперед.
не назад - вперед.

0

20

много животных в клетках мастера Джуремара; лучший зверинец в мире - так говорит молва. черный колдун-торговец продал в зверинец Мару. Мара не ест ни крошки, Мара едва жива. Мара лежит и дремлет, видит густые джунгли, плеск крокодильей речки, зыбкую гладь песков. звери не знают смерти, звери не чуют жути - только боятся слуги блеска ее зрачков.

Тине шестнадцать весен, Тина достойна принца; мастера свет и гордость, выросла боевой. город проухал полночь, Тина идет в зверинец, мимо тюков и клеток, мимо волков и львов.

"папа сказал - без толку, чем ее ни корми, но...". в джунглях далеких - солнце, здесь темнота и плен.
Тина глядит на Мару, Мара глядит на Тину. где-то в небесных высях слышен щелчок реле.
встреча уже случилась, время не станет прежним, мир не вернется в рамки, проще уже никак. Мара встает на лапы - лапы дрожат, но держат. Тина берет отмычку. шорохи. скрип замка.

что же случилось дальше... разве так важно это? девочка с белым тигром, сказка ночных костров. встреча - изломы судеб, звон золотой монеты, крутится диск, сверкает, падает на ребро.

вечер. кабак моряцкий. дым - хоть двуручник вешай, полон скабрезных баек, как сорняками сад. каждый - пират, убийца, контрабандист и грешник; но затихает гомон - Инга идет плясать. яркий цветок в подвале, чудо, красотка Инга, волосы - словно путы, счастлив, кто пойман в них. Инга вина захочет - всяк подорвется мигом, на ночь кого оставит - тот уж и знаменит.

Дик - менестрель, бродяга, рыжий юнец с гитарой, струны урчат, касаясь тощей его руки. Инга его мудрее, опытнее и старше, плюсом один влюбленный - сколько еще таких!

только звенит монета - зеро, джекпот и бинго, пурпурный хвост кометы, падающей звезды. Инга смеется Дику, Дик замечает Ингу - и умолкает говор, и замирает дым.

что же случилось дальше - кто-то другой расскажет, пустит кружить монетку искоркой на столе. в вольных селеньях каждый знает, как Инга пляшет, пляшет под песни Дика - вот уже много лет.

встречи меняют тропы, утро свивают в вечер, пальцев нажим, касанье, легкий изгиб бровей. кто-то звонил кому-то, кто-то просил о встрече, через четыре года ты родился на свет. позолоти ладошку, в море швырни со сдачи, памятью - чтоб вернуться, верою - чтоб сберечь. губы, глаза, улыбки, странно уметь - иначе, свет состоит из радуг, мир состоит из встреч.

сонный кабак пустеет, ржет за стеною лошадь. много беспутных жизней стертый видал порог.
я по столу пускаю медно-зеленый грошик.
я попрошу о встрече.
решка?
орел?
ребро?

0

21

не в тему

8 причин, по которым Рейстлин в команде был очень даже нужен...

1. На Рейстлине здорово экономили. Он не просил еды, он не просил выпивки, в отличие от Карамона или, скажем, Флинта.
2. Сэкономленное на Рейстлине всегда отдавалось Карамону. Не будь Рейстлина, его просто невозможно было бы прокормить!
3. Рейстлин был единственным человеком, кому не требовалась лошадь. При его антропологических параметрах он вполне мог ехать на лошади вместе с кем-нибудь другим, а если нет лошадей, то и на брате.
4. Рейстлин был единственным человеком, способным приструнить своего брата и направить его разрушительную силу в созидательное русло.
5. Рейстлин был умным, а посему всю умственную деятельность можно было смело скидывать на него, а самому бежать, улюлюкая, мочить драконидов.
6. С Рейстлином всегда было весело - никогда не знаешь, предаст он тебя или нет.
7. Внешний вид Рейстлина был настолько странным, что на маге даже можно было не просто экономить, а зарабатывать деньги!
8. Ну и к тому же... в хорошую сплочённую семью всегда требуется урод для гармонии!

Единственный, кого Такхизис пожалела, был Рейстлин, потому что когда она приготовилась рвать и терзать его в Бездне, он вдруг начал икать, причём безостановочно. Он только успевал вдыхать воздух, как снова начинал икать. Такхизис долго смеялась над ним, а потом решила, что не будет его мучить - сам сдохнет. Задохнётся.

Единственные, кого любил Рейстлин, были его фанаты и фанатки, ревущие в клавиатуры и подушки над его безвременной кончиной, потому что благодаря им Такхизис не мучила его в Бездне...

А в Паладайна и прощение верят только такие простаки, как Карамон и Палин. Ну и полмиллиарда рыдающих фанатов...

Карамон, потирая ушибленные места и добродушно улыбаясь, подарил Тике на праздник Середины Зимы ультра легкую сковородку с тефлоновым покрытием...
Теперь у Тики полный комплект: чугунная сковородка для ближнего боя и тефлоновая для метания.

Собралась компания героев, все разговаривают, вспоминают, выпивают. Особенно усердствует Карамон. Тика не выдержала и тык его локтем.
- Я те что сказала? - шипит. - Выпьешь за здоровье Рейстлина и будет с тебя. А ты уже вторую бутылку приканчиваешь.
- Тика, - отвечает Карамон заплетающимся языком. - ну ты посмотри, как он плохо выглядит.

Стурм сказал - Стурм сделал.
Рейстлин сказал - Карамон сделал.
Лорана сказала - Танис подумал - Китиара сделала.
Тика сказала - Карамон сделал.
Фистандантилус сказал - Рейстлин сделал (до ДМПЧ)
Рейстлин сказал - Даламар сделал.
Паладайн сказал - все сделали.
Тас сказал - все расхлёбывают.

Саруман, просыпаясь за решёткой: "Так, если сейчас придёт Ира, то я - Антон, а если Крисания, то я - Рейстлин".
Приходит мент:
- Ну и напились же вы вчера, гражаданин Круглов...

Астинус сидит в Великой Библиотеке и усердно строчит историю Кринна... Внезапно с громом и молниями появляется Рейстлин.
Астинус, не отрывая глаз от писанины:
- Возьмите себе стул и садитесь...
- Астинус, это же я, Повелитель прошлого и будущего, великий черный маг Рейстлин Маджере!
- Ладно, возьмите себе два стула...

Такхизис впивалась зубами в плоть Рейстлина, яд медленно распространялся по ее телу.

Идет Рейстлин по пустыне - жарко, пить хочется, еще следы какие-то дурацкие... Идет, вдруг видит - родник, рядом с родником сидит Фистандантилус. Рейст подскочил к нему, и началась великая битва. Бились день. Бились два. Бились три.
Наконец усталые упали на песок.
Ф(задыхаясь): Ты чего хотел-то Рейстлин?
Р: Да пить хотел.
Ф: ТАК КТО Ж ТЕБЕ МЕШАЛ?!

Отмахивается Гарри Поттер от толпы дементоров:
- Экспекто Патронум!
(ноль эффекта)
- Экспекто Патронум!!!
(опять ни фига)
- Экспекто... а, к чёрту! Аст кираннан кайр Сот-арн...

"За всю свою жизнь Рейстлин совершил лишь один благородный поступок на благо магической общественности - удушил Гарри Поттера. Причем за его спиной толкались Гэндальф, Вильгефорц, Хедин, Эльминстер, Фесс и Гесер, умоляя дать хотя бы за шею подержаться."

Гналась как-то Крисания за Рейстлином и загнала его к Вратам Бездны... Из двух зол - Крисания и Такхизис - Рейстлин решил выбрать то, которое хотя бы не будет читать морали и молиться Паладайну каждые 5 минут...

Обедали как-то будущие Герои Копья. На обед была оленина. Стурм есть отказался, тогда Рейстлин предложил ему грибочков собственного приготовления... Стурм насторожился, но есть-то хочется... Вот так он впервые увидел белого оленя.

После того, как Рейстлин удачно свалил в Бездну, прошло несколько лет. Решили что надо всем жрецам Паладайна давать обязательное половое воспитание, а то нехорошо получается, жрецы Такхизис всё знают, а жрецы Паладайна нет. Усадили всех в большой зал, взяли в преподаватели Крисанию. Та, краснея:
- Как называется мужчина, который хочет, но не может?
Все, хором:
- Импотент!
- Правильно. А как называется мужчина, который может, но не хочет?
Молчание. Крисания, всхлипывая:
- Да сволочь он, сволочь!

Не считая воинской, у Такхизис две ипостаси - ИскусИтельница и ИскусАтельница...

Отредактировано Иоланта (2011-11-29 20:57:50)

0

22

Иоланта написал(а):

Не считая воинской, у Такхизис две ипостаси - ИскусИтельница и ИскусАтельница...

:D  :cool:

Иоланта написал(а):

6. С Рейстлином всегда было весело - никогда не знаешь, предаст он тебя или нет.

))))))))))))))))))))))))

Иоланта написал(а):

7. Внешний вид Рейстлина был настолько странным, что на маге даже можно было не просто экономить, а зарабатывать деньги!

*голос Ню* Седрик, деточка, марш пополнять казну Рохана!

0

23

Каталина написал(а):

*голос Ню* Седрик, деточка, марш пополнять казну Рохана!

не, Седрик менее экзотичен...

0

24

Иоланта написал(а):

не, Седрик менее экзотичен...

Как сказать...прдставь себе скелетик, обтянутый кожей, ростом эдак метр девяносто. В чёрных лохмотьях, с абсолютно сумасшедшими Агромными голубыми глазами, кривой усмешкой на синеватых губах. Ах, да, ещё он белый, как бумага, с угольно чёрными волосами до пояса. А ещё у него изо рта торчат клыки. Не знаю, как уж там Рейст выглядит, но Сед...

Отредактировано Каталина (2011-11-30 21:33:37)

0

25

Каталина
ну, Сед вполне в пределах пережившего голодомор оборотня.... И цветов вполне человеческих.
Рейстлин тощий примерно как Седрик, абсолютно седой, с кожей золотистого цвета, отливающей металлом и золотыми глазами со зрачками в виде песочных часов. Впечатляет, да?

а вообще Рейст няшко.

0

26

Иоланта написал(а):

ну, Сед вполне в пределах пережившего голодомор оборотня

Скорее, ядерную зиму))))

0

27

не, на ядерную зиму не тянет...

0

28

Иоланта написал(а):

не, на ядерную зиму не тянет...

Ну хотя бы ядерная осень)))

0

29

Ядерная осень - это Рейстлин.
А седрик - так, Бухенвальд, не больше...

0

30

Иоланта написал(а):

Ядерная осень - это Рейстлин.
А седрик - так, Бухенвальд, не больше...

Скажи это узникам Бухенвальда. Кстати, насчёт Седрика - тогда уж отсек экспериментального клонирования и психологической ломки.

0


Вы здесь » New heroines of the Middle-Earth » Наши страницы » Сиреневый безумный мир