New heroines of the Middle-Earth

Объявление

Приветствуем тебя на форуме
Новых Героинь Средиземья,
отважный путник. (да-да, без
пафоса мы не можем) Здесь, буде
ты останешься с нами (Очумел? Делай
ноги, пока есть возможность!) тебя
ждут приключения (на свою пятую
точку), море позитива (хе-хе-хе…)
и отличные приятели.
(Напоминаем, что администрация
оставляет за собой право сжигать
неугодных а так же применять все виды
оружия вплоть до ядерного и
психологического без видимых причин.)

~~Администраторы:~~

Нюретта

Бертгард

Тауриель




Модераторы:

Ирма

Вейлара

Лейдольв

Как я понимаю, подгонять бесполезно. Ну и лось Хийси с вами, пишите, сколько хотите. Тётя Ню добрая, тётя Ню нажралась антидепрессантов)))

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » New heroines of the Middle-Earth » Наши страницы » My Fantasy world...world of Enmistyc.....


My Fantasy world...world of Enmistyc.....

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://gifr.ru/data/gifs/8/9/0/8901fb2604.gif
Ку,как то так....
Мои любимые стишки (автор:Чёрная Смерть ака Фиос):

Что еще остается делать ничтожеству?
Просто тупо смотреть на закрытые комнаты,
Просто плакать у стенок разбитого творчества,
И надеяться выжить сквозь людные дикие толпы.
Не надейся на большее, нету смысла падать пред зáмками -
Так скорее закончишь ты бой с безголовым чудовищем.
Не достанешь принцессу - та давно уже продана карлику.
Но хоть храбрость покажешь какая дана тебе воином.
Не забудь - в этом мире все так не устроено.
Здесь хватает господ, не хватает лишь сáмого Господа.
Здесь проигрывать бой нужно в первую очередь доблестно,
А потом лишь молить о пощаде убогого.

Картиночек слегка для подпитки Сказочного Котла:

увеличить

увеличить

+1

2

Обожаю эти Сонькины стихи. И она еще смеет называть себя ничтожеством? Тогда кто же я?

0

3

http://gifr.ru/data/gifs/4/8/3/4837e69c19.gif
Между прочим,так назывался один ранний толкиновский язык.
Нашла в Инете "Балладу об Аотру и Итрун" авторства Профессора.
Выкладываю:

В земле Бретонской поутру
шумят деревья на ветру,
в земле Бретонской в скальный брег
стучит прибой из века в век.

Там холм стоит-веками лорды
тут жили, доблестны и горды,
и неусыпный часовой
на башне шаг чеканил свой.
Жил в старом замке лорд один,
холмов окрестных господин,
но жребий лорда выпал темным,
как говорит арфист о том нам.

Тот лорд ждал тщетно, чтобы звонко
смех первородного ребенка
раздался в замке, хоть жена
была красива и стройна;
вотще сокровища и злато,
вотще владенья и палаты,
коль некому оставить меч,
когда придется в землю лечь.
Терзали ум его сомненья,
о смерти видел он виденья,
в которых чудилось ему,
что зажил враг в его дому,
а склеп фамильный без ухода,
крапивою зарос у входа.

Жила колдунья, что ткала
в пещере паутну зла,
и тем, что к ней прийти готовы,
в ночи она ковала ковы,-
смеясь, плела за нитью нить,
чтоб слабых ко греху склонить,
и страшные варила зелья,
чтоб мертвый встал из подземелья
и чтоб здоровый и живой
навек утратил разум свой.
Была в пещере мгла густая,
жила мышей летучих стая
под притолокой; хохот сов
и вопли жуткие котов
в полночной тишине звучали
под сводом страха и печали.

Колдуньи логово черно-
за чередой холмов оно
упрятано в глухой долине,
где человека нет в помине
и где на валуне она
сидела ночь и день одна.

В земле Бретонской в скальный брег
стучит прибой из века в век,
и ветра с камненм разговор
не молкнет над простором гор.

Упало солнце за холмы,
день умер на пороге тьмы,
белел туман, и тенью мгла
в долине сумрачной легла;
мигали звездные лучи,
копытом конь стучал в ночи,
лорд спешился вблизи пещеры-
черна дыра, и тени серы,
закрыло облако луну,
когда шагнул он к валуну.
Слова его звучаои глухо,
но их не слушала старуха-
глаза ее огня полны,
обманны, зорки и темны.

Старуха знала наперед,
кто к ней за помощью идет,
как звать его, что за беда
ведет просителя сюда.
Смеясь, колдунья с камня встала
и головою закивала,
велела обождать ему,
сама же канула во тьму-
ушла в пещеру, как в могилу,
где темную ковала силу,
и лорду вынесла фиал,
что и во тьме, как лед, сиял.
Дивился глаз тому сиянью,
что источал он каждой гранью:
искрилось зелье сквозь стекло-
оно, казалось, натекло
из горного еключа туда,
и с виду-чистая вода...

Лорд стал ее благодорить,
хотел старуху одарить,
каменья предлагал и злато-
но та в ответ: "Нет! Рановато!
Еще настанет мой черед-
я платы не беру вперед!
О зельях всякое болтают:
мол, сердце, ум они сжигают;
иные скажут сгоряча,
что там водица из ключа,
но ты не верь сим словесам-
и вскоре убедишься сам.
Мне твоего не надо злата-
заслуженной пусть будет плата!
Ты просто знай: настанет срок!
День нашей встречи недалек!
Тебя сама я отыщу-
тогда и долг сполна взыщу!
Деньгами, или чем другим,
тебе безмерно дорогим..."

Леса Бретонские темны,
пути опасны и длинны,
и волн биенье слышно всюду,
и всюду есть там место чуду.
Темны леса, длинны пути,
и чащей нелекго пройти,
но наконец усталым оком
лорд свет узрел в окне высоком:
то замок был его родной.
Лорд лег с любимою женой,
и сон принес ему усладу:
как будто он с детьми по саду
идет... А утра свет в окне
погнал уж тени по стене.

И пробудился день лучистый,
и, голубея далью чистой,
в ночи омытое дождем,
открылось небо над холмом,
и волн стада под небом, снизу,
бежали, повинуясь бризу.
Проснулся лорд и встретил день;
хоть на сердце лежала тень —
подавлен бременем тяжелым,
казаться он хотел веселым
и понуждал себя на смех,
хоть в тайне ото вся и всех
не мог он сердцу прекословить —
но в замке пир велел готовить.

«Итрун! — он рек своей жене. —
С тобой мы счастливы вполне:
единой связаны судьбой,
в любви мы прожили с тобой
немало лет — но можем вновь
вкусить и радость, и любовь,
те, что в день свадьбы мы вкушали —
почувствовать себя в начале,
вернуть блаженство тех времен,
когда под чистый, ясный звон
мы шли в одежде подвенечной
счастливой парою беспечной.
Любовь еще жива у нас!
Да будет пир! И в добрый час!
Веселье в замке грянет пусть!
И пусть в сердцах сотрется грусть,
и пусть на пире предстоящем
мы новую любовь обрящем!
А там — как знать, быть может. Бог
пошлет нам счастье на порог
во времени, быть может, скором —
то счастье, молим о котором
мы оба уж не первый год...
Блажен, кто молится и ждет».
Вот так сказал он, но улыбка
была неискренна и зыбка.

В Бретонской дальней стороне
ключи студены по весне,
и птицы весело поют
и гнезда на деревьях вьют.

Бутоны отворились в мир,
веселый в замке грянул пир,
вино лилось, и менестрели
о радости великой пели,
и всяк печали позабыл,
как будто день венчанья был.
Лорд с чашей встал и, улыбаясь,
сказал, к хозяйке обращаясь:
«Итрун, твое здоровье пью!
За душу чистую твою!
За то, чтоб было счастье наше
сладчайшим, как вино в сей чаше!»

Не видно дна, вино красно,
но зелье в нем растворено —
из тех, что, не имея цвета,
рождаются во тьме, без света.
Хозяйка чашу подняла:
«Да будет, Аотру, светла
твоя стезя! И мы, как прежде,
всецело вверимся надежде!»

Помчались дни, с тех пор светлы,
и ночи были веселы,
и жизнь текла их без печали;
сны часто лорда возвращали
к виденью, в коем с ним всю ночь
в саду играли сын и дочь —
и свет лился на них с небес,
но был за садом темный лес...

Весна и лето миновали,
листва и лепестки опали,
задули вьюги, выпал снег,
лес обнажился и поблек,
ревело море, и прибой
на берег волны гнал гурьбой,
и сквозняки всю ночь, как звери,
протяжно выли из-под двери,
но люди в замке, у огня,
спокойно дожидались дня,
когда весна, не зная горя,
придет, как судно из-за моря.

Как вешняя капель нежна,
лилася песня из окна
и таяла в вечерней дреме...

«Скажите, что за радость в доме?»

«Хозяйке нашей полегчало!
Да-да, лиха беда начало!
Свершилось в нашем замке чудо —
несется детский плач оттуда!
Там два младенца! Пусть все трое -
и мать, и дети, спят в покое!»

«О, если бы сторицей Бог
ответить на молитву мог
и тем из нас, кто небогат
и всякому даянью рад!»

«Любому может повезти,
да вот не каждый лорд в чести!
Бог знает, дар кому направить.
Идем-ка в дом, чтоб их поздравить!»

Не слышно боле в доме стона —
но сын и дочь, как два бутона,
светло на Божий мир глядели,
в просторной лежа колыбели, —
и счастьем успокоясь этим,
хозяйка пела песню детям.
И лорд был счастлив с нею тоже —
но мрачным он стоял у ложа.
«Свершилось, — он сказал жене, —
все то, о чем мечталось мне,
и ныне нам с тобой дано
узреть, что ждали мы давно!
Есть у тебя еще желанья?
О, я готов без колебанья
исполнить их и все найти —
что ни попросишь принести,
хоть из лесу, хоть из-за моря,
чтоб жили мы, не зная горя!»

«О, Аотру! — молвила она. —
Большая радость нам дана,
послать которую молили
мы, обращаясь к доброй силе!
Но почитая и любя,
боюсь я отпускать тебя!
И все ж одно желанье есть —
мне мяса хочется поесть».

«Итрун, скажи — любую дичь
готов я для тебя настичь,
будь то хоть утка в небесах
или олень в густых лесах!
А жажда мучит? Нет беды!
Я принесу тебе воды
из самых дальних родников —
я для тебя на все готов!
Поверь, Итрун! Мне эти дети
дороже всех даров на свете!»
«О, Аотру! Вчера во сне
желание явилось мне
испить воды хотя б глоток
и оленины съесть кусок,
но тот родник скрывает тень,
и в неземном лесу олень.
Проснулась я, но, как назло,
желанье это не прошло.
Все ж почитая и любя,
боюсь я отпускать тебя!»

В земле Бретонской поутру
шумят деревья на ветру,
в земле Бретонской лес густой —
там бурелом и сухостой,
и никогда там не звучит
ни лай собак, ни стук копыт,
и ни охотник, ни стрелок
там не трубит победно в рог.

Взял флягу лорд и взял свое
в три сажени длиной копье,
взял рог и ясеневый лук —
и несся дробный перестук,
и звезды белого огня
из-под копыт его коня
летели. В Бросельяндский лес,
держа копье наперевес,
лорд въехал в тишине звенящей.

Непуганные звери чащи
услышали, как ветерок
донес до них далекий рог.
Внезапно в никнущем тумане
лорд увидал бок белой лани —
среди листвы была она
таинственно освещена.
Как только он за ней погнался,
зловещий смех в лесу раздался,
но лорд был слишком увлечен,
за ланью устремился он
и за водой, которой нет
в ключах, что добрый пили свет.
Пустив коня под сень древес,
лорд углубился в темный лес;
стучать копыта стали тише;
над головой подобьем крыши
сомкнулись ветви, без прорех —
и громче становился смех.

Клонилось солнце. Тишина
кругом стояла, как стена.
И лань исчезла в темной чаще.
Мрачны деревья и молчащи,
корявы корни, слепы очи
в лесу глухом в преддверьи ночи.

Увидел лорд в пещеру вход —
пред ним источник феи бьет,
откуда чистая вода
бежит, сверкая, как слюда.
Чтоб остудить погони пыл,
водою лорд лицо омыл и фею увидал —
она, прекрасна ликом и юна,
в накидке серебристо-серой
сидела пред своей пещерой;
была рука ее бела —
она манила и звала.
Чесала гребнем золотым
та фея волосы пред ним —
и локоны ее, длинны,
при свете ледяном луны
спадали: так же из ключа
сбегают сонмы струй журча.
Он голос феи услыхал —
как будто эхо среди скал
времен далеких, стародавних,
когда никто не жег огня в них
и леса не рубил топор
на пышных склонах юных гор.
Студен тот голос был и льдист-
как будто ветра с моря свист,
но сладки были ее речи:
«О, Аотру! Я рада встрече!
Позволь тебе задать вопрос —
что ты в награду мне принес?
Ведь ты пришел в мои края,
чтоб заплатить, надеюсь я?»

«Ты кто? Тебя не знаю я!
Зачем пещера мне твоя?
Нет, не искал я Корригану!
Тут, не иначе, быть обману!»

«Меня ты разве не узнал?
Иль не мое ты зелье брал?
Пришла пора, теперь плати —
живым иначе не уйти!
Любовью плату я возьму!
А ночи сладки здесь тому,
кто, позабыв дорогу к дому,
вкушает колдовскую дрему!»

«О нет! Есть у меня жена —
с детьми сейчас лежит она
на ложе нашем. Видно, зла
была та лань, что завела
меня сюда помимо воли!
И нечего сказать мне боле».

Но холодно взглянув на лорда,
ему сказала фея твердо:
«Забудь жену! Забудь любовь!
Сегодня женишься ты вновь —
на мне! Иль не уйдешь отсюда —
и камнем быть тебе, покуда
подле холодного ключа,
во тьме, без светлого луча,
истаяв, весь не изойдешь
и мхом зеленым порастешь».

«О, фея темени и хлада,
грозить мне попусту не надо!
Я возвращусь домой — туда,
где радостно журчит вода,
животворяща и чиста
Пресветлым Именем Христа!»

«Но только знай, что без меня
жив будешь ты всего три дня».

«Тебе ли назначать мне срок?
Его отмерит только Бог,
и знает Он, когда меня
прибрать — под старость иль в три дня».

В земле Бретонской небеса
прозрачны — и темны леса;
в земле Бретонской поутру
шумят деревья на ветру,
но иногда разносит он
над морем колокольный звон.

Без троп, во тьме, по бурелому
из лесу лорд стремился к дому
и наконец к опушке вышел —
и дальний колокол услышал;
уже под ним его земля,
его угодья и поля —
охотник к замку доскакал
и у ворот без сил упал.
«Постель стелите, — молвил он. —
Скорей! Меня с ног валит сон.
Кровь стынет в жилах, — знать, таят
они какой-то страшный яд.
Меня неведомая сила
кругами по лесу водила
всю ночь...» Снесли его на ложе —
и тяжкий сон, мученья множа,
его объял: по тропам темным
лорд брел один в лесу огромном,
и ветер выл издалека,
гоня над морем облака;
и прямо перед ним плыло
лицо, смеющееся зло:
«Вот наши и сошлись пути —
теперь пора! Теперь плати!»
И Корригану в дымке серой
увидел лорд перед пещерой:
сидела у ключа старуха
и что-то напевала глухо,
и космы сизые, как дым,
чесала гребнем костяным;
в другой руке ее сияло
на дне граненого фиала
то зелье, что она ему
дала, призвав на помощь тьму.

Лорд к вечеру очнулся: «Звон...
Я слышу звон, — промолвил он.-
И пенье слышу при луне...
Но говорить о том жене
я запрещаю! Смерть близка...
Не говорите ей пока!
Сгубило колдовство меня —
и мне осталось жить два дня,
но пусть Итрун моя и дети
сто лет живут на этом свете!»
Из темной речи лорда слуги
не много поняли в испуге,
но все же предпочли молчать
и ничего не отвечать.
Итрун наутро пробудилась
и сразу к слугам обратилась:
«Какое утро! Свет какой!
Не приходил ли лорд домой
под вечер? Спать об эту пору!
Устал... Наверно, встанет скоро».

«Нет, лорда не было пока,
но к вечеру наверняка
мы известим тебя о том,
что муж твой воротился в дом.
А может, завтра поутру
заявится он ко двору...»

На третье утро пробудилась
Итрун — и к слугам обратилась:
«Смотрите, утро холодно,
а мужа нет уже давно —
он не явился ко двору
ни к вечеру, ни поутру».

«Откуда знать нам?» — Так в испуге
Хозяйке отвечали слуги.

В пеленках белых рядом с ней
лежали дети — им семь дней
уж было от роду; привстала
Итрун и девушкам сказала:
«Вернется скоро муж домой.
Наряд несите лучший мой,
несите кольца, жемчуга —
пусть видит лорд, сколь дорога
мне радость встречи и что снова
жена его вполне здорова».

Она взглянула из окна —
прохладно, ветер, тишина:
деревья дышат тяжело,
и небосвод заволокло,
не слышно цокота копыт,
и лишь по кровле дождь стучит...
И бьет прибой из века в век
в земле Бретонской в скальный брег.

Темнел вечерний небосклон,
когда раздался в церкви звон.
Итрун спросила: «О, по ком?
По ком звонят, взнося псалом?
Что там священники поют?
Кого на кладбище несут?»

«Какой-то странник, говорят —
его нашли у наших врат
совсем больного. Конь был хром.
И странника забрали в дом,
но умер он и, слава Богу,
теперь отправился в дорогу,
которую сулил всем Бог —
на досках похоронных дрог».

И ликом сделавшись темна,
меж слуг заметила она
рыдавших: «Может, был он строен,
красив и почестей достоин?
Иль, может быть, настолько зла
его судьба в миру была,
что плачете? Зачем молчите?
Кто этот странник, говорите —
чтоб я могла спокойно спать
или в отчаяньи рыдать».

Смолчали слуги. И всю ночь
Итрун пыталась превозмочь
жестокий жар, мечась в постели.
С утра — лишь росы заблестели
на каждом листике в саду,
сказала: «В церковь я пойду.
Должна там нынче побывать я.
Мне красное несите платье,
парчовое, иль голубое,
иль все равно теперь какое».
«Нет, леди! Надлежащий вид
принять обычай нам велит:
одежде следует быть черной,
душе — смиренной и покорной».
И в черном платье от порога
пошла Итрун молиться Богу:
в руке свеча и долу ликом,
брела в смирении великом.
Во мгле церковного придела
она покрытый гроб узрела,
свечей оплывших скорбный ряд
и пламя тлеющих лампад —
и своего владыки меч
и герб узрела в свете свеч.
Вотще его богатства ныне —
пришел конец его гордыне.

Во мгле церковного придела
навек Итрун похолодела —
хозяйку подняли с земли
и тихо в замок отнесли,
и уложили на постели
под плач младенцев в колыбели.

Жгли свечи в замке, факела,
и за молитвой ночь прошла —
а утром, словно бы без сил,
церковный колокол забил,
взмывая в высоту небес;
и Бросельяндский темный лес
услышал этот звон протяжный:
и там, где бил в долине влажной
источник с чистою водой
перед пещерой вековой,
укрытой непролазной чащей,
раздался хохот леденящий.

И вместе с Аотру под холмом
нашла Итрун последний дом.
Еще немало долгих лет
светил их детям солнца свет,
и выросли они, но все же
отец и мать на скорбном ложе
об их судьбе из-под земли
уже проведать не могли.

В земле Бретонской в скальный брег
стучит прибой из века в век,
в земле Бретонской поутру
шумят деревья на ветру.

Повествованье кончил я
о лорде — Бог ему судья!
И хоть печален сей рассказ,
но ведь не всякий день у нас
веселье. И с надеждой новой
и чистой верою Христовой
жить учит Бог, день ото дня
нас от отчаянья храня,
пока Пречистой Девы очи
нам не рассеют дольней ночи.

+1

4

http://gifr.ru/data/gifs/7/d/b/7dbbc88d4e.gif
Ну раз Тай так нравятся КВ-шный арт...
Авторов не знаю:

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

+1

5

http://gifr.ru/data/gifs/a/c/1/ac11fc5d96.gif
А это уже мой арт по КВ:

Первые 3 мышью....

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

6

Нюретта
А с этими рисунками видео будет?

0

7

Анариэль
С какими из них?
С мышковыми...уже есть презентация на комп.графический конкурс,но остальные там хуже.
4-был просто так,не знаю...
5-это форзац для книги.

0

8

http://gifr.ru/data/gifs/f/4/0/f400296437.gif
Мистерия-стеб

"Сарума-ан, выходи! Выходи, подлый трус!"

Внимание! Детям до 16…
Действующие лица и исполнители:

Саруман, непобедимо спящий падший маг.

Грима, совращенный Саруманом, совращенным Сауроном,
совращенным Мелькором, совратившим самого себя.

Гэндальф, тоже маг, но пребывающий в старческом маразме.

Арагорн (Арагорн и есть).

Леголас, детка лет пятисот от роду, чувствительная натура.

Гимли, типичный гном, не фильтрующий базара.

Теоден, единственный трезвомыслящий, конунг роханцев.

Эомер, его племянник, несколько сумбурный, но все равно самый
логичный из присутствующих.

Мерри, хоббит-интеллигент в первом поколении.

Пин, друг Мерри, прост, как валенок и тем его уравновешивает.

Роханцы, воины, не отягощенные интеллектом, разговаривают
с характерным новорусским акцентом.

Зеленые Насаждения, энты, исполняют роль античного хора,
встревая там, где не просят.

Башня Ортханка. Вокруг, несколько в отдалении, торчат (и от этого
просто торчат!) Зеленые Насаждения. Пространство вокруг башни представляет
собой жуткую кашу из камней, жидкой грязи и обломков разных механизмов.
Приглядевшись, на черном камне башни можно различить следы дебоша,
учиненного Зелеными Насаждениями. По грязи чапают усталые, но довольные
персонажи мистерии. В башне предположительно заперлись (от греха подальше)
Саруман и Грима. Все, включая рохирримов, поднимаются по узкой лестнице до
площадки под балконом. Рохирримы встают тесными рядами, Теоден, Эомер и
Гэндальф выходят вперед, Арагорн, Леголас и Гимли оказываются затертыми
между рохирримами и теми, кто впереди, хоббиты, как самые умные, отходят
на галерку и усаживаются на обломки некоего загадочного приспособления.
Гэндальф, уставший от разгульного образа жизни, садится на перила, закрывает
глаза и не то спит, не то медитирует. Зеленые Насаждения, которым все
интересно, потихоньку подползают к месту действия с горизонта.

Леголас (поет):         Изменения в природе
                                     Происходят год от года,
                                     В Изенгарде нынче вроде
                                     Нелады с водопроводом!

Пин:                            Мы – сантехников бригада,
                                     Мы пришли на помощь к вам!
                                     Открывайте двери, гады,
                                     А не то открою сам!
                                     Я от энтовой водицы
                                     Чую силищу в руках!
                                     (Угораздило ж напиться
                                     До кудряшек в волосах…)

Мерри:                       Что ж тут делается, мама!
                                     Это трактор иль комбайн?
                                     Я хочу спросить вас прямо:
                                     Здесь всегда такой… дизайн?

Роханцы (хором):      Мы словей таких не знаем,
                                     Мы вообще простой народ…
                                     Но такой вот, блин, разброд
                                     Первый раз мы наблюдаем!

Леголас:                     Хороши леса Фангорна –
                                     Сколько живости в корнях!
                                     Разудалые хуорны
                                     На Ортханк нагнали страх!

Зеленые
Насаждения
(хором):                       Гнев, о богиня, воспой ты Фангорна, зеленого энта,
                                     Корни без страха свои обнажившего против Ортханка!
                                     Гнев, о богиня, воспой ты и этих мохнатых малюток,
                                     Этих коней, и людей, и волшебника тоже впридачу!

Арагорн:                    Да, премилая полянка,
                                     Но давайте кончим спор…
                                     Саруман! В окошко глянь-ка,
                                     Есть сурьезный разговор!
                                     Ну, встречай нас хлебом-солью,
                                     Ты хозяин или как?
                                     Ты проникся новой ролью
                                     Или впустишь нас в Ортханк?

Пин:                            Арагорн, ну что ты разоряешься?
                                     Саруман, по-моему, струхнул…
                                     Ну еще б, пожалуй, испугаешься,
                                     Хоть и хоббит, вроде, не назгул…
                                     Я и Мерри спустимся по лесенке,
                                     Раз боится престарелый маг.
                                     Ведь не будет петь о дружбе песенки
                                     Нам он, коль, конечно, не дурак!
                                     Его орки, подлые и грязные,
                                     Нас три дня тащили на спине –
                                     Суки, гады, кони безобразные!!!
                                     (слегка остывая)     
                                     В общем, с дружбой – это не ко мне.

Гимли:                       Ты куда, дружок, собрался?
                                     Где ты лестницу нашел?
                                     И на кой тебе спускаться,
                                     Тебе здесь нехорошо?
                                     А вообще-то я поел бы,
                                     Да и трубку б покурил…
                                     (грозит кулаком балкону)                     
                                     Сам небось уже успел там
                                     Пообедать, крокодил!

Роханцы
(разбредшимся
хором):                        А я? А мы? А мне? А у меня?!!
                                     Мы есть хотим! Разбой средь бела дня!
                                     Тут кто в осаде – мы или они,
                                     Или вон те зелененькие пни?
                                     Давайте башню в щепки разнесем
                                     И все спокойно по домам пойдем!

Пин:                            Да сколько ж можно жрать! Кормили ж всех!
                                     Ну ладно гном – желудок хуже бочки,
                                     Но люди – стыдно, стыдно, просто смех!
                                     Имейте совесть!!! (Довели до точки…)

Эомер:                        Молчать!.. Стоять!.. В ружье!.. В копье, пардон.
                                     Порядку никакого, охамели!!!
                                     Мы башню все равно не разнесем,
                                     Раз даже энты это не сумели.
                                     (поворачивается к башне)                     
                                     Там, наверху! Ты будешь говорить,
                                     Иль на тебя голодных тех спустить?

Мерри:                        Не ссорьтесь, я прошу вас, господа!
                                     Все время отвлекаетесь от темы!
                                     Мы разве для того пришил сюда,
                                     Чтоб обсуждать подобные проблемы?
                                     Давайте мы попросим их добром,
                                     И вежливо, – а вдруг они эстеты?
                                     Ну, Гимли, что ты машешь топором?
                                     Спрячь, Элессар, в карман свои кастеты!
                                     Глубокоуважаемый Вы наш,
                                     Позвольте к Вам с вопросом обратиться!
                                     Спуститесь, будьте добры, на этаж,
                                     Иль, может, Вы не можете спуститься?

Саруман
(протирая
глаза):                         Ну что орешь, я, может, сплю сейчас!
                                     Вот щас как окачу ведром водицы! 
                                     Эй, Дивный, куда лезешь? Хочешь в глаз?
                                     Не, надо ж было так с утра напиться!!!
                                     (вспоминает про свой волшебный голос)     
                                     Любезные друзья мои, как рад
                                     Увидеть был я вас! Спал, извиняюсь.
                                     О Эру, что это за чудный сад
                                     Ползет сюда, на кочках спотыкаясь?!

Арагорн:                    Не сад, а энты. Слышь, как матерятся?
                                     (задумчиво)
                                     Опять споткнулись… Будешь ты спускаться? 

Мерри:                       Спуститесь, сэр! Они там все чуть-чуть…
                                     Воды попили из кувшина энтов,
                                     Теперь им море кажется по грудь!
                                     От них щас не дождетесь комплиментов!

Зеленые
Насаждения
(хором):                       Мать твою! Мать твою! Мать! Под ноги зри, о осина!
                                     Сукина сына своими корнями сейчас забодаю!
                                 Мать твою! Мать твою! Эру! Фангорн, о Сусанин ты хренов!                                                         

Пин (слегка
прифигев):                   Ого, ребята, ну и лексикон!
                                     Завидую, завидую вам, право!
                                     Теперь я понял смысл строчки: "Вон
                                     Там, за рекой, шумит, гудит дубрава!"

Зеленые
Насаждения:             Что за болото Вы здесь развели, уважаемый Майя?
                                     Щас же прощенья просите и голову пеплом посыпьте!
                                     Мать твою! Мать! Извращенец, уродец, скотина, подонок!
                                     Здесь же три года трава не взойдет и цветы не пробьются!
                                     Кайся, несчастный ты сын превеликого Эру благого!

Леголас
(плачет):                     Маленькие бедные цветочки!
                                     Бедная зелененькая травка!
                                     Бедные былинки и росточки!
                                     И хромая бедная дубравка!
                                     Посмотри в глаза мои, несчастный!
                                     Что ты сделал с Изенгардом чудным,
                                     Змей, паук, дракон огнеопасный,
                                     Со своим приспешником паскудным?!
                                     Олорин, не стой ты Онодримом!
                                     Побеседуй со своим собратом!
                                     Без толку торчим здесь… Рохирримы,
                                     Между прочим, просятся обратно!

Арагорн:                    Не реви ты, Дивный, ща заплачу!
                                     Саруман, итить твою налево!
                                     (всхлипывает по инерции)
                                     Открывай, козел, ворота дачи,
                                     А не то ругаться станет древо!
                                     Вот, заплакал бедненький ребенок…
                                     Тебе что, не стыдно, право слово?
                                     (смотрит на Сарумана с укором)
                                     Что прирос к балкону, как опенок?
                                     (Леголасу, гладя его по  голове)
                                     Ну, не плачь, не слушай дядю злого!
                                     (опять Саруману)
                                     Не гляди, что он стреляет метко –
                                     Ему лет пятьсот, он еще детка!

Мерри:                       Леголас, не плачь, он просто шутит!
                                     А трава взойдет через три года!
                                     (в сторону)
                                     Господи мой Эру, сколько мути,
                                     А во всем вина водопровода!..

Теоден:                       Хватит! Тише! Здесь воды хватает!
                                     Вроде все здесь – взрослые…. народы.
                                     (громче, в сторону балкона)
                                     Саруман! Твой голос не влияет
                                     На людского разума свободу!
                                     Если Горевестник не желает –
                                     За него я отдуваться буду,
                                     Хоть и возраст кости мне ломает!
                                     Эй, мерзавец! Выходи оттуда!
                                     Сына моего убили в битве,
                                     Между прочим, по твоей затравке!
                                     Вспоминай майярские молитвы –
                                     И вперед, по убиенной травке!
                                     Ты за все передо мной ответишь,
                                     Ты и тот, что совращен тобою!
                                     Гимли! Топором его приветишь?
                                     Сарума-ан! Готовься к мордобою!

Зеленые
Насаждения:             Встаем, друзья, мы вот тут и отсюда вас понаблюдаем.
                                     Просим прощенья у эльфа прекрасного за матерщину!
                                     Выйди скорей, Саруман, мы устали стоять тут забором!!!
                                     Мать твою! (Детка, прости!) Нам уже надоело торчать тут!

Роханцы
(заражаясь
гекзаметром):            Мать твою! Мать твою! Мать твою! Мать твою! Мать и                   
                                                                                                                всех прочих!         
                                     А, надоело! Ты спустишься вниз или надо добавить?
                                     Щас мы свиньею полезем и в рыло его отоварим!

Леголас:                     Ну чего  вы, мы ж договорились!
                                     Онодримы! Милые роханцы!
                                     (окончательно теряя всякое терпение)
                                     Что же вы опять заматерились,
                                     Пошлые придурки и засранцы?!!
                                     Мерри, Гэндальф! Вы – интеллигенты?
                                     Прекратите быстро безобразье!
                                     Осознайте значимость момента,
                                     В диалог внеся разнообразье!

Гэндальф
(очнувшийся,
но не до конца,
и поэтому
несколько рассеян):    Привет! Я – Гэндальф Серый!
                                     (задумчиво)
                                     А может, и не Серый…
                                     Да! Я же вроде – Белый!
                                     Вообще, я – Митрандир!
                                     Пришел я побазарить…
                                     (с сомнением)
                                     Да нет, не побазарить…
                                     (вспомнив слово)
                                     Поговорить пришел я
                                     С тобою, Курунир!
                                     Слезай-ка с Черной Башни,
                                     Ну, в смысле, с Барад-Дура…
                                     Нет. Стоп. Мы – в Изенгарде,
                                     А там стоит Ортханк…
                                     (окончательно запутавшись)
                                     Короче, ты бы вышел
                                     Вот с этого балкона
                                     К хорошим добрым людям!
                                     Не бойся, мы – не танк!
                                     Мы все тебя прощаем…
                                     А может, не прощаем…
                                     Ну, в общем, мы подумаем,
                                     А ты пока спустись!
                                     Отдай мне Посох Мага
                                     Впридачу с палантиром,
                                     А можешь не спускаться,
                                     Но кинь все это вниз!

Гимли (про себя,
ворчливо):                   Проснулся наконец-то…
                                     И где его носило?
                                     В глубинах подсознанья?
                                     А может, просто дрых.
                                     Мне думается, с магом
                                     Нам сильно подфартило…
                                     Хотя он докричится,
                                     Коль хочет, до глухих!

Арагорн:                    Опенок! Ты уснул там? Спускайся поживее,
                                     Иль захотел кастетом ты схлопотать по шее?

Саруман (зевая):       Зачем по шее? Просто я заснул.
                                     Не спать неделю даже ты не сможешь!
                                     Подумаешь, маг капельку вздремнул,
                                     Как тут же норовят заехать в рожу…
                                     (вспоминает про свой волшебный голос)
                                     Да, я давно не спал, и плохо ел,
                                     Заботился о благе Средиземья.
                                     Но даже за неделю не успел –
                                     Увы мне! – я исправить положенье.
                                     Но дайте мне немного отдохнуть,
                                     И за труды возьмусь я с новой силой!
                                     Роханцы! Собирайтесь снова в путь,
                                     К коням, к детям, к жене и к теще милой!!!

Леголас:                     (непредусмотрительно поддаваясь чарам)                   
                                     Действительно, пора бы по домам!
                                     Роханцы – в степь, мы с Гимли – в гости к энтам,
                                     В Шир – перианы, Олорин – в Аман,
                                     Бродяжник – в Гондор, чтоб исполнить квэнту…
                                     Пусть Саруман и Грима здесь живут,
                                     Действительно, чего мы привязались?
                                     Наладят быт и создадут уют…
                                     Да, кстати, Онодримы! Вы б прибрались…

Роханцы:                    Погоди, постой, Бессмертный!
                                     А кому дадим мы в морду?
                                     Разберемся с кем конкретно?
                                     Кто послал к нам орков орды?
                                     Кто коней у нас ворует?
                                     С кем расплачиваться будем?
                                     Руки по мечам тоскуют…
                                     Что, без энтов мы – не люди?
                                     Ща мы лестницы притащим,
                                     Забуримся в гости к магу…
                                     Мы отважны и бесстрашны!
                                     Эльф, кончай свою бодягу!

Эомер (тряся
головой):                      Что? Опять?! Равняйсь! По коням!
                                     Я домой хочу быстрее!
                                     Где враги? Врагов догоним!
                                     И дадим врагам по шее!!!
                                     (очухиваясь)
                                     Что случилось? Как-то странно…
                                     Что за…
                                     (оглядывается на Леголаса)
                                                      …шум здесь приключился?
                                     То ли встал я нынче рано,
                                     То ли вовсе не ложился…

Зеленые
Насаждения:              (чарам не поддались, но с размера сбились; поют)
                                     Белая береза, я тебя люблю!
                                     Ну протяни мне ветку свою тон-ку-юу!
                                     Без любви, без ласки пропада-аю я…
                                     Белая береза-а-а-а-а! Ты-ы-ы-ы – любовь моя!

Грима:                        (поначалу про себя, потом вслух)
                                     Мама, угадай, где я сижу!
                                     Здесь вода, здесь энты… Нету сил!
                                     Все свои усилья приложу,
                                     Чтоб меня народ не позабыл!
                                     Стены я в Ортханке расписал 
                                     Граффити: "Здесь, типа, Грима был!",
                                     Чтобы Саруман не забывал,
                                     Кто ему так преданно служил…
                                     Под балконом голосит братва,
                                     Надо им оставить сувенир…
                                     Щас найду… Валары, голова…
                                     Где ж этот дурацкий палантир?
                                     (вниз)
                                     Принимай посылку, бородатый,
                                     И скажи деревьям: хватит мата!
                                     (кидает палантир, целясь Гэндальфу в голову)

Гимли:                        Обещали ведь ведро водицы,
                                     А кидаетесь цветочными горшками!
                                     Значит, не желаете спуститься…
                                     Ну, тогда поднимемся мы сами!
                                     Что за безобразье?! Опа… Шарик!
                                     А какой тяжелый… Эй, что с магом?!
                                     Леголас! Бродяжник! Где фонарик?
                                     Рохирримы! За аптечкой – ша-агом!
                                     Как – фонарь зачем? Да он не дышит!
                                     И в глазах, вестимо, потемнело!
                                     Митрандир, очнись! Эхма, не слышит…
                                     Ну, держись, урод! Рассвирепел я!

Гэндальф:                  Да ладно, я в порядке!
                                     А может, не в порядке…
                                     Короче, все как раньше,
                                     Он не попал в меня!
                                     Случайно я свалился
                                     С ортханковых перилец,
                                     А вы – фонарь зачем-то
                                     Искать средь бела дня!
                                     (Саруману)
                                     Эй ты, белобородый!
                                     Что ж, первое условье
                                     Ты выполнил. Пять баллов
                                     И с полки пирожок.
                                     Теперь отдай мне посох
                                     И можешь быть свободен,
                                     Ну, в смысле, посиди здесь…
                                     Эй, энты! На лужок!
                                     Посторожите с годик
                                     Вот этот элеватор,
                                     Ну, в смысле, эту башню,
                                     А лучше – пару лет!
                                     Он будет не опасен,
                                     Когда отдаст свой посох…
                                     И ничего не бойтесь,
                                     Здесь магов больше нет!
                                     
Саруман:                   На кой тебе мой посох, объясни!
                                     Ты свой посеял где-нибудь на поле?
                                     К добру чужому лапы не тяни,
                                     А к моему добру – тем боле!!!
                                     (вспоминает про свой волшебный голос)
                                     Вам посох мой не нужен был вообще!
                                     Вы по домам да-авно уже хотели.
(лихорадочно пытается придумать что-нибудь   
одинаково заманчивое для всех)
                                     Ну вспомните о женах! О борще!
                                     О табунах! Любовницах! Постели!
                         
Теоден                        (явно выработавший иммунитет):                       
                                     Жена моя почила смертным сном,
                                     А табуны все орки распугали!
                                     Любовница… хм… стар я, и потом –
                                     Не это мы с тобою обсуждали!
                                     Постель и борщ… хм…
                                     (приходя в себя)
                                                                              Это ерунда!
                                     Мы поедим борща на вашей тризне!
                                     Я лично для того пришел сюда,
                                     Чтобы лишить тебя и Гриму жизни!
                                     Но Гэндальф, Гэндальф, старый гуманист,
                                     Всего лишь заключить тебя желает!
                                     Отдай же посох и не копошись,
                                     А то я что-то выдержку теряю!

Гэндальф                   (делая повелительный жест рукой)
                                     Иди сюда, голуба,
                                     Тем лучше, чем быстрее,
                                     Давай сюда бирюльку
                                     И не противоречь!

Происходит недолгий поединок воль, в ходе которого посох плавно качается
то в сторону Гэндальфа, то обратно к Саруману. Наконец посоху надоедает
болтаться в воздухе, он переламывается пополам и падает вниз.
                                     
                                     Ой! Что это? Сломался?
                                     Ну надо ж, какой хрупкий!
                                     Да, кстати, Вас обрадовать?
                                     Вы потеряли речь!

Саруман шизеет и пытается что-то вякнуть. От общих нервов и
взвинченности единственное, что ему удается из себя выдавить – невнятное
кваканье.

                                     Да нет, вы говорите,
                                     Но только не волшебно,
                                     Теперь вы не оратор,
                                     А просто (подмигивая) старичок!
                                     Ну ладно, всем приветы,
                                     Нам всем пора обратно,
                                     Пожалуй, кроме энтов,
                                     Но с ними ты – молчок!
                                     А то они ответят,
                                     И как еще ответят!
                                     Что мало не покажется
                                     Ни Гриме, ни тебе.
                                     Ну в общем, спите мирно,
                                     Подлечивайте нервы
                                     И больше не участвуйте
                                     В предвыборной борьбе!
                                     В сравненье с Сауроном
                                     Ты мелкая букашка,
                                     Ну а со мной в сравненье
                                     Ты вообще микроб!
                                     Запомни это крепко,
                                     Не ввязывайся в свары,
                                     А лучше закажи себе
                                     Уютный модный гроб!
                                     Я, может, и забуду
                                     Все то, что ты творил здесь,
                                     А эти – (показывая на энтов)
                                                   очень вряд ли,
                                     А Саурон… хи-хи…
                                     Ну, в общем, прохлаждайся,
                                     Дыши целебной праной,
                                     И – я тебе советую –
                                     Замаливай грехи!

Гордо разворачивается, чтобы уйти; замечает сиротливо валяющийся
палантир и воровато прибирает его в складки плаща.

Зеленые
Насаждения:              …так погребали они Сарумана навеки в Ортханке…

+1

9

http://gifr.ru/data/gifs/2/2/5/22599608c7.gif
Не буди поцелуем с утра...
Елена Ларская

Не буди ты меня, поцелуем с утра,
Лишь зарёю окрасило дивно восток.
Теребишь волосок,
И целуешь висок и глаза...
Дай поспать мне, хотя бы часок !

Не погасла последняя в небе звезда,
И томление сна, как зефир облаков,
Как нежнейший покров...
Только страстным порывом волна,
Раскрывает бутоны цветов...

Пусть встречает нас ярким рассветом заря,
Восхитительной негой желанья зовут,
Томно страстью маня,
Из под ног уплывает земля,
Улетает душа в высоту...

Ароматов вкусившая ночь волшебства,
За лесами исчезнет росистой волной,
И уйдёт на покой,
Не оставив следов колдовства...
Догоревшей, погаснет звездой !

Вересковый мёд...
Елена Ларская
Мы пили вересковый мёд,
Закатом небо полыхало!
Ключом холодным, словно лёд
Нам пламя губы обжигало!

В твоих я таяла руках...
Ты говорил - печаль развею!
Ты растворись в моих глазах -
Я на груди тебя согрею!

Огнями папоротник цвёл...
Роса вечерняя слоилась,
Туман клубился словно шёлк...
Нас ночка тайною укрыла!

Но расплескался по утру
Зарёю серой, ключ студёный...
Застыли слёзы на ветру
Хрустальной каплею - солёной...

Там вереск больше не цветёт,
И высох ключ в пожухлых травах...
Снегами белыми метёт
Зимы тоскливой - бледный саван...

Ты не узнаешь!
Елена Ларская
Как я умею любить!
Ты никогда не узнаешь!
Чувства и нежность дарить!
Сердце мне взглядом терзаешь....

Я отвернусь и пройду,
Будто с тобой не знакома!
В сторону взгляд отведу,
Тихо вздохну - невесомо...

Рядом с тобою она...
Счастье, веселье во взоре!
В чём же моя-то вина?
Что полюбила на горе!

Знаю! Мне рядом не быть,
Сладости губ не изведать...
Как мне тебя разлюбить,
Что мне с собою поделать?

Мне бы тебя обнимать,
Ночкою тёмною, долгой,
Нежно тебя целовать,
В сене душистом и колком!

И на горячей груди
Руки раскинув забыться,
Телом к тебе прирасти,
Всей до конца раствориться!

Падать с тобой и взлетать,
В крепких забиться объятьях!
И от любви умирать
Тихо сгорая от счастья...

Я отвернусь и пройду,
Словно с тобой не знакома!
В сторону взгляд отведу...
Тихо вздохну - невесомо...

Отредактировано Седрик (2010-05-19 00:05:01)

+3

10

http://gifr.ru/data/gifs/1/a/8/1a8297a27a.gif
Лориэнская уговаривательная
Вот опять закончен ужин
В светлом дивном Лориэне
Эльфы снова за гитары
Песни дивные орать
По эльфийским дивным лицам
Пробегают глюков тени
А посуду за эльфАми
Снова смертным убирать

Два десятка грязных мисок
Громоздится в отдаленье
И большая связка кружек
Своей очереди ждёт
Хорошо, что ристанийцы
поселились в лориэне
А иначе-кто посуду
На помывку понесёт?

Успокойся, ристанийка
Положи свой меч булатный
И оставь свою надежду
В жизни подвиг совершить
Потому, что мыть посуду
Это тоже подвиг ратный
Вдруг убьют тебя в сраженьи
Кто же будет миски мыть?

Вот смотри-без дела хоббит
Захвати его с собою
Хоббит будет водолазом-
Будет ложки доставать
Ведь посудой заниматься
Вам назначено судьбою
А утопите тарелку-
Вместе будете нырять.

Поучавствуй, ристанийка
В Лориэнском Развлеченьи
Это дивное занятье-
Вон, у хоббита спроси
Всё равно тебе убитой
Быть в каком-нибудь сраженьи
Так ты пользы хоть немного
Перед этим принеси!

Кухонные Глюки.
Снова морок надо мною крылья распустил
Для борьбы и заговоров не хватает сил
Чёрно-белый конь крылатый по столу бежит
И дракон, в ладонях сжатый, крыльями дрожит

Пьяной Тэм в обнимку с лютней под столом сидит
И один из странных глюков рядом с ней висит
В дверь стучат. "Ну что вам надо? Кто ещё пришёл?!"
С абсолютно трезвым взглядом пьяный брат вошёл

Вот Гортхауэр в ромашках у окна в углу
Рядом с ним, мохнатый, страшный, Кто-То на полу
В кресле спит свернвшись назгул-не понять, какой
Заслонясь от безобразья призрачной рукой

Вот ещё дракон побольше распустил крыла
Неизвестную зверюгу кошка принесла
На моей гитаре старой 22 струны
Нет конца кругом кошмару-в небе 3 луны

Ну за что это несчастье, не видать конца
На столе лежат Всевластья 33 Кольца
Я отбрасываю тени, штук так 6 иль 7
Но зато нет отраженья в зеркале совсем

Щит с эмблемой Сарумана на полу лежит
А на знамини Рохана пьяный конь бежит
Арагорн в руках дрожащих держит палантир
Рядом притворился спящим хитрый Боромир

Ход часов застыл на месте и ни свет не тыма
Крыша в жутком переезде-я схожу с ума
Позабыла напрочь, кто я и темно в глазах
До чего людей доводит Тётушка Шиза!

Государь
 
О, славься, славься, государь!
Блистательный могучий царь,
Чей взор сияет, как звезда...
Ну, я загнул! Вот это да!
Наш государь и так кривой...
Спою - и распрощусь с башкой...
Владыка на расправу скор!
Пожалуй, выброшу про взор.

О, славься, славься, государь!
Ах, как же беден мой словарь
Твое величье описать...
Ну нет, опять начнет орать,
Что нету сил меня терпеть,
Что коль нет слов - так фиг ли петь?!
А я не петь, конечно, рад,
Да снова плахой пригрозят.

О, славься, славься, государь...
Таран тебя по лбу ударь!
Я прошлый раз тебя воспел,
А ты нахмуренный сидел,
А после встал и двинул в глаз...
А в позапрошлый, помню, раз
Ты через целый тронный зал
За мной со скипетром бежал.

О, славься, славься, государь!
Да преклонится, как и встарь,
У ног твоих... опять не так!
Который день в башке бардак.
Владыка пир на днях давал,
Ну, каюсь, чуточку слажал...
Он подождал, пока я спел,
И лютню на уши одел...

О, славься, славься, государь!
Мне душу больше не мытарь!
Нет силы больше восхвалять -
Нельзя ж так нагло людям врать!
Я ухожу, тиран и хам,
Пойду по селам, городам,
И буду петь, какая тварь
Наш добрый, мудрый государь...

Я не эльф!
 

Люди добрые, я же - прислужник Врага Am
я клянусь вам, что эльф из меня никакой B
это мастер, отбей ему Барлог рога G
запихнул в Дориат меня властной рукой E7

я теперь на лугу собираю цветы A
а завеса вокруг бережет мне хиты Hm
я на звезды, на звезды смотрю и молюсь: D
Элберет! Только света пока что в газах моих нет E7

всей душой ненавижу я светлый прикид
я угваздал его в не пойми какой цвет
философия эльфов мне крайне вредит
у меня с ними общего попросту нет

Как примерный я Синдарин, ночи учу
то, что эльфы поют, понимать я хочу
я пытаюсь забыть про Великую Тьму
и о том, кто я есть, не скажу никому

Я НЕ ЭЛЬФ! Посмотрите, ну кто вам сказал?
мне плевать, что там мастер писал в аусвайс
я стараюсь уже, все цветы оборвал
станут острыми уши мои из-за вас!

В Дориате весна, громко птички поют
я хожу, причиняю добро там и тут.
Осознал я намедни, что Тингол не друг
в общем, жизнь ничего, ТОЛЬКО ЭЛЬФЫ ВОКРУГ!

Я ползу под покровом ночной темноты
ненавидя леса, соловьев и цветы
Если током завеса не дернет меня,
до Врага добегу я быстрее коня

Аусвайс я зарою под старой сосной
я со дна рюкзака извлеку черный плащ!
и не буду эльфом,
и не буду эльфом!

Роханская Дева
Как возьму коня, потуже
Затяну на нем подпругу,
Как возьму копье да вздену
Я на белу грудь кольчугу,
Как возьму да в шлем упрячу
Я девичью косу,
Как возьму да на удачу
Кому голову снесу.

Как поеду погулять -
Ратных подвигов искать -
Приходи ко мне скорей,
Ты, ангмарский чародей!

Расстелилась степь родная -
Что направо, что налево,
Размахнись рука лихая -
Едет роханская дева!
Как в капусту порубаю,
Ежели встречу вдруг кого.
Как по жилам заиграет
Враз победы торжество!

Ты со мною не шути,
Не встречайся на пути...
Еду-еду, не свищу,
Как наеду - не спущу!

Эх, вот если бы да кабы
Ратный подвиг совершить...
Что ж вы думали, раз баба -
Значит, только знамя шить?
Знать, не только,
Знать, не знамя,
Не пошить - так раскроить,
Али по печени ногами,
Али просто задушить...

Заходил бы в гости, что ли,
Драгоценный мой король,
Коли едешь по степи...
Раз попался - так терпи!

+6

11

:rofl:

0

12

http://gifr.ru/data/gifs/5/0/9/509ea1af82.gif
1)Афти
2)Афти и Ню
3)Ланта
4-7)Ню
8)Принцесса
9-10)Рин
11-12)Тау
13)Анастасия
14)Эпони и Эрлохир

увеличить

увеличить

Отредактировано Акеми (2010-07-14 01:51:18)

0

13

...

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

+1

14

...

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

15

...

увеличить

увеличить

0

16

http://gifr.ru/data/gifs/0/7/9/079ad02542.gif
  ЗАБЫВШИЕ ТЕБЯ

И час настал. Свой плащ скрутило время,
И меч блеснул, и стены разошлись.
И я пошел с толпой - туда, за всеми,
      В туманную и злую высь.

За кручами опять открылись кручи,
Народ роптал, вожди лишились сил.
Навстречу нам шли грозовые тучи,
      Их молний сноп дробил.

И руки повисали, словно плети,
Когда вокруг сжимались кулаки,
Грозящие громам, рыдали дети,
      И жены кутались в платки.

И я, без сил, отстал, ушел из строя,
За мной - толпа сопутников моих,
Нам не сияло небо голубое,
      И солнце - в тучах грозовых.

Скитались мы, беспомощно роптали,
И прежних хижин не могли найти,
И, у ночных костров сходясь, дрожали,
      Надеясь отыскать пути...

Напрасный жар! Напрасные скитанья!
Мечтали мы, мечтанья разлюбя.
Так - суждена безрадостность мечтанья
      Забывшему Тебя.

1 августа 1908

ШАГИ КОМАНДОРА
                          В. А. Зоргенфрею

Тяжкий, плотный занавес у входа,
    За ночным окном - туман.
Что' теперь твоя постылая свобода,
    Страх познавший Дон-Жуан?

Холодно и пусто в пышной спальне,
    Слуги спят, и ночь глуха.
Из страны блаженной, незнакомой, дальней
    Слышно пенье петуха.

Что' изменнику блаженства звуки?
    Миги жизни сочтены.
Донна Анна спит, скрестив на сердце руки,
    Донна Анна видит сны...

Чьи черты жестокие застыли,
    В зеркалах отражены?
Анна, Анна, сладко ль спать в могиле?
    Сладко ль видеть неземные сны?

Жизнь пуста, безумна и бездонна!
    Выходи на битву, старый рок!
И в ответ - победно и влюбленно -
    В снежной мгле поет рожок...

Пролетает, брызнув в ночь огнями,
    Черный, тихий, как сова, мотор,
Тихими, тяжелыми шагами
    В дом вступает Командор...

Настежь дверь. Из непомерной стужи,
    Словно хриплый бой ночных часов -
Бой часов: "Ты звал меня на ужин.
    Я пришел. А ты готов?.."

На вопрос жестокий нет ответа,
    Нет ответа - тишина.
В пышной спальне страшно в час рассвета,
    Слуги спят, и ночь бледна.

В час рассвета холодно и странно,
    В час рассвета - ночь мутна.
Дева Света! Где ты, донна Анна?
    Анна! Анна! - Тишина.

Только в грозном утреннем тумане
    Бьют часы в последний раз:
Донна Анна в смертный час твой встанет.
    Анна встанет в смертный час.

Сентябрь 1910 - 16 февраля 1912

0

17

http://gifr.ru/data/gifs/0/9/9/099fc2bfa2.gif
«Мория-Мория» - одно из самых известных музыкальных произведений в среде ролевиков и толкиенистов средней, нижней и верхней полос России и союзных республик. Ее поют все, это своеобразный сборник ролевых частушек, преисполненный вечного стеба ролевого народа друг над другом, над собой, над своим любимым увлечением, над книгами Толкиена, над цивилами и над всем на свете. Что ни говори, стебаться ролевики умеют и любят.

Мория поётся на мотив лязгинки с ярко выраженным грузынским акцэнтом. Если какие-то фразы не влезают в общий ритм, менестрель останавливается, глушит гитару и излагает все, что хочет сказать. В куплетах, где есть конструкция «А за ним еще…», оная конструкция повторяется ровно столько времени, сколько потребуется поющему, чтобы вспомнить, чем куплет кончается. Например, «По реке плывет бревно, а за ним еще одно, и за ним еще одно, и за ним еще одно, …» Такие места в тексте будут обозначаться как «».

В целях сохранения ритма ударения в именах и названиях можно ставить где угодно. Особенно при этом достается Гэндальфу, Балрогу, Морготу-Мелькору и хоббитам. Эльфам и гномам хорошо – в них ударение не там не поставишь!

На данный момент самый долгий марафон по беспрерывному пению «Мории» продлился около суток – питерские ролевики молодцы!
- Балин, Балин, враги наступают с Заднего Прохода! 
- Скока раз говорить те, Гимли, не "Задний Проход", а "Восточные Ворота"! 
В Средиземье есть гора – 
Самая высокая. 
В той горе торчит дыра – 
Самая глубокая. 

"Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум" 

А алмазы в Мории 
Самые большие меньшие, 
А Балроги в Мории 
Самые тупые! 

"Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум" 

От тебя жена ушёл, 
А потом назад пришёл. 
Коль пустил её ты в дом, 
Не мужчина ты, а гном! 
А коль пустил её назад – 
Не мужчина, а казад! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

По мосту бежит Гендальф, 
А за ним бежит Балрог. 
Ну и пусть себе бегут – 
Гендальф снова мост зажжет! 

"Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум" 

По реке плывёт бревно 
Из бревна торчат глаза. 
Ну и путь себе плывёт… 
Нам ведь энты не нужны, да? 

"Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум" 

По горе ползёт хоббит, 
А за ним ползёт другой. 
Ну и пусть себе ползут – 
Может, там у них гнездо? 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

Через реку, через мост, 
Стоит липовый берёз. 
Если ты меня не любишь – 
Я зарэжу твой атэц!!! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

По мосту бежит Балрог, 
Из спина топор торчит. 
Далеко не убежит – 
Из груди другой торчит! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

По лесу бежит хоббит, 
А за ним бежит бревно. 
Видно, хоббит не дурак -   
Энта на войну позвал. 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

По горе ползёт хоббит, 
А за ним ползёт ГендАльф. 
Ну и пусть себе ползут – 
Может, там у них любовь? 
ВА-А-А-АУ! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

По мосту бежит Барлог, 
А за ним бежит Гендальф. 
Далеко не убежит – 
Гендальф бегает быстрей! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

По реке плывёт бревно, 
И глазами хлопает. 
Ну и пусть себе плывёт – 
Здравствуй, милый Смеагорл! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

На горе сидит орёл – 
Manvе special airforce . 
Ну и пусть себе сидит – 
Может он Гендальфа ждёт! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

Под горой сидит Балрог – 
Morgoth special groundforce. 
Ну и пусть себе сидит – 
Это ОН Гендальфа ждёт! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

На суку висит орёл – 
Manve special airforce. 
Ну и пусть себе висит – 
Орки тоже есть хотят! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

Под горою урук-хай 
Песню "Арии" поёт… 
Шти-и-иль… @б твою ма-а-ать…Видно, сволочь, ролевик 
Снова водки перебрал. 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

По небу летит назгул, 
А за ним летит Гендальф. 
Далеко не улетят – 
Назгул падает быстрей. 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

На тему Эгладора. Очень в тему, между прочим... 
В Эгладоре журналисты 
Часто появляются. 
Вот натравим на них Строри - 
Пусть поразвлекаются! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

В Эгладоре песни петь - 
Дело то не хитрое. 
Ты попробуй помаши 
Топором часа так три! 

В Морию упал Гендальф 
И вернулся белым: 
"Ну у вас там, в Мории, 
И запасы мела!" 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

На осине висит эльф - 
Пачэму-та нэ поёт... 
Проверяйте микрофон - 
Вечно в студии бардак! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

Коль тебе на голова 
Уронили Палантир, 
Не спеши ты звать ментов - 
Не к себе домой попал, да, слюшай?.. 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

А у нас в Ородруине 
Девушки красивые: 
Половина - красные, 
Половина - синие! 
А у нас так в Валиноре 
Девушки прекрасные: 
Половина  - синие, 
Половина - красные! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

- Гномы среди присутствующих есть? 
- Есть! 
- А-атлична! 

Сразу видно, что ты гном, 
Не боишься драки - 
Всех разрубишь топором 
Аж до самой... 
Сразу? видно, что ты гном, 
Не боишься драки - 
Всех разрубишь топором 
Аж до самой...? 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

Вот зашёл ты в кузницу - 
Как красиво, вай-вай-вай! 
Если хочешь мне помочь, 
Отойди и не мешай, да?! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

По мосту бежит Гендальф 
(Все хором:) Как?! ОПЯТЬ?!! 
А за ним бежит Барлог, 
Ну и пусть себе бегут - 
Видно, мост тот кольцевой! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

Трое эльфов под мостом 
Здравур жадно хлещут... 
Какой, к Саурону, Здравур?! «Анапа» Калужского разлива!! 
Прибежал наряд ментов - 
Ну и где же всё оно?! 
Примечание, "наряд ментов"  - это имя и фамилия. (припев) 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

Компьютерщикам посвящается: 
Плачет дядька Саруман - 
Он Палантир ребутнул... 
Видно, сволочь Гнилоуст 
На бэкспэйсе задремал... 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

По мосту бежит Гендальф… 
Эру милосердный, когда ж он добежит-то?! 
А за ним бежит Балрог. 
Мы не будем им мешать 
Совершать свой моцион. 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

Если вдруг какой нахал 
плохо про тебя сказал, 
Hе ругайся, не кричи, 
А сэкиру наточи! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

По мосту назгул бежал, 
Перепендикулярно хвост держал. 
Пачэму так хвост держал? 
Да патаму что хитрый был! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

Если скажет кто-то вам: 
«В книге было всё не так!» 
Плюнь ты сволочи в глаза -   
Врать не станет Голливуд! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

Гоблину посвящается: 
Если слышишь, Агроном 
Вновь звездит про Гондурас – 
Знай ты, Гоблин к сей фигне 
Свою лапу приложил! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

По горе ползёт кирпич, 
А за ним ползёт Балрог. 
Не дадим им проползти – 
Может, их Моргот позвал! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

По реке плывёт бревно, 
А на нём ещё одно. 
Тс-с-с-с! Не шуми и не кричи! 
В общем, энтам не мешай! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

За полхоббита назгул 
Тут же порван был в куски - 
Не хрен, рожа, приставать 
К хоббитам перумовским! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

Перстенёк владыки тьмы 
Вновь на пальце засиял… 
Саурон доволен был – 
«Голлм, голлм!» - повторял… 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

По горе ползёт назгУл, 
А за ним ещё назгУл. 
А за ним ещё назгУл. 
А за ним ещё назгУл. 
А за ним ещё назгУл – 
Ноги волосатые… 
Это новые владыки – 
Хоббиты проклятые! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

В пропасть прыгает Гендальф 
А за ним туда Барлог, 
Только зря Барлог туда -   
Гендальф носит парашют! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

Гном за книгою сидит – 
Вах, какое зрелище! 
Посидит - пойдёт любить, 
Он читать-то не умеет! 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

По реке плывет доспех 
Весь от крови розовый - 
Манве с Эру поиграли 
В Павлика Морозова! 
По реке плывёт бревно, 
А на нём написано: 
"Хирд of Vikings здесь прошёл, 
Хрена всем вам лысого!" 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

По реке плывет бревно, 
А на нём еще одно, 
А на нём еще одно, 
А на нём еще одно. 
А на нём еще одно, 
Вся река запружена – 
Ну и пусть себе плывут - 
Может, там у них гнездо? 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

По реке плывёт бревно, 
А на том бревне глаза – 
Это Горлум подружился 
С очень крупный стрекоза. 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

Если ты в Ородруине 
Отковал себе колечко, 
Ты носи его на пальце, 
Никому не отдавай. 

Мория, Мория, 
Джанджахарья Мория, 
Субарабус бабарум, 
Каза Гвентур, Казад Дум 

В Среднеземье есть гора - 
Самая высокая, 
В той горе торчит дыра 
Самая глубокая 
Если с той горы крутой 
Кольцами кидаться, 
То и с властью можно так 
Навеки распрощаться. 

Мория роххания 
Контр Хоббитания, 
Сумбарабус бабарук, 
Каза квентур казад дум.? 
Уф! Всё!

+1

18

http://gifr.ru/data/gifs/9/c/8/9c8a9549ac.gif
Вот - королевство Талиг,
А это - столица его,
А вот - особняк рода Алва,
Где имею я счастье жить.
А вот из дворцовых ворот
Идёт король Талига Франциск
И с собою несёт
Чёрной Крови большую бутыль.
(и не одну)

А это - Алиса, она -
Короля Франциска жона,
Она орёт на него из окна,
И нецензурно бранит
Из окна королевского замка,
Который в столице стоит
Уж четыреста лет,
Как его перестроил Франциск.
(только не этот, а Первый)

А вот - собутыльник Франциска
Соберано всея Кэнналоа,
Ему сегодня с похмелья хреново,
И поэтому он выпивает
Вино, взяв его у Франциска,
Которого кроет жена из окна
Того самого замка,
Который в столице стоит.

А вот идёт комендант,
Зануда большой и педант,
Арестовать соберано с Франциском,
За то, что пили от замка так близко
И конфисковать бутылку вина,
Как орудие правонарушенья
Под сенью любимого, значится, замка,
Который в столице стоит.

А вот и жена коменданта,
Лупцует супруга по морде,
Завидев, что тот допивает
Остатки орудья втихушку,
Которое конфисковал
У Франциска и Алваро Алва
На фоне любимого замка,
Который в столице стоит.

(теперь будет самое страшное)
А вот кардинал Диомид,
Завидевший все безобразья,
Вылетает из замка, ругаясь,
Как три тыщщи закатных тварей.
Он кричит, что должон быть порядок
И что королю с соберано негоже
Похмелье лечить прям у самого замка,
Который в столице стоит.

(нет, это не самое страшное, отец пришел! Караул!)
А это - мой младший сын Рокэ,
Средоточье вреда и порока,
Что сидит и болтает ногами,
Украшая собой подоконник,
И отчего-то страдает фигнёй,
А не слушает ментора умные речи.
За это попозже отхватит по шее
Мой сын.

+1


Вы здесь » New heroines of the Middle-Earth » Наши страницы » My Fantasy world...world of Enmistyc.....