New heroines of the Middle-Earth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » New heroines of the Middle-Earth » Осколки » Бертгард/Майя, или как двое магиков переходный возраст переживали.


Бертгард/Майя, или как двое магиков переходный возраст переживали.

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

(Офф: Дико извиняюсь перед Ирмой за спёртого перса, но мне нужно было срочно реанимировать музу Берта)
ДМ
Майя летела по коридорам дворца. Стоп. Летела? Да, именно летела, что неудивительно для магессы воздуха, хотя взрослые, серьёзные магички не расшвыриваются силой на такие глупости. Так сказала мама, завернула за угол, плюнула, оседлала метлу и взяла с места в карьер, поэтому этот момент в воспитании юной леди был упущен зато попилить мужа за забытые на кресле грязные портянки успела!.
Завершив полёт изящной петлёй Нестерова и парой "бочек", девушка неслышно приземлилась за спиной принца Бертгарда, сосредоточенно колдовавшего над каким-то несвежим мертвяком, спёртым с ближайшего погоста, наклонилась и во весь голос заорала ему в ухо:
- Vive la roi!*

*- Vive la roi! - "Да здравствует король!" (фр.) - Поскольку самой популярной игрой у подрастающего поколения во дворце была реконструкция Вандейского мятежа, любой, хоть раз игравший за республиканцев, с содроганием вспоминал этот клич - это значило, что будут бить, долго и со вкусом.

0

2

Кто испугался больше, сказать было трудно, так как и Берт, и мертвяк подскочили резвее, чем ужаленный в круп молодой конь. Мертвяку было легче - он значения клича не знал и, к тому же, в прыжке потерял одну ногу и сознание, так что разбираться со свалившимся на него несчастьем в виде Майи Берту пришлось в одиночку.
- Мы сдаёмся! Только дай эксперимент до конца довести, а то он так и будет то шляться, то разлагаться по дворцу. - чуть переведя дух, юный некромаг грудью встал на защиту очередного своего творения. "Творение" должно было стать зомбиком на побегушках, для выполнения простейших поручений, но теперь его хватило бы максимум на "поползушки".

0

3

- Да шучу я, шучу! Никто игру не затевал, просто мне захотелось...пошутить. - тактично смягчила добрая-предобрая девочка, палочкой поочерёдно протыкая глаза мертвяка. Те благополучно растеклись в глазницах гнилостными киселюшными лужицами.
- Для чего мертвяк-то? Опять ты балет организовываешь? - прошлый мертвяково-танцевальный ансамбль был покрошен в гнилую лапшу дорогими сверстниками с благословения возмущённых профанацией искусства взрослых.

0

4

- Уже ни для чего. Допрыгался, бедняга. - Берт сочувственно посмотрел на разлучённого с любимой конечностью пациента: тащить всё это обратно на погост ну очень не хотелось. Если только какой-нибудь маг воздуха не залевитирует его подальше... А там и поджечь можно будет.
- Поможешь избавиться от тела? - по вредному выражению лица ведьмы было видно, что в гробу она видала такую благотворительность, так что Берт поспешно добавил: - Буду должен.

0

5

- Сколько и в каком эквиваленте? - небрежно поинтересовалась девушка, приподнимая бренные останки над землёй сильным потоком воздуха, одновременно, брезгливо поморщившись, наколдовывая себе и Бертгарду пузыри свежего воздуха вокруг головы.
- И как, по твоему, ЭТО должно было ходить? Да ЭТО даже ползло бы с трудом. Прикопаем его в могилке лорда Фрея* и дело с концом. - не дожидаясь ответа, Майя направилась по указанному маршруту с печально колеблющимся и рассыпающимся на ходу зомби.

* Могилка лорда Фрея - начитанные детки, выражая своё мнение о лорде Уолдере Фрее (мерзавце и подлеце), соорудили кенотаф (пустую могилу), поставили памятник с надписью: "Спи спокойно, лорд Уолдер, старый хрыч, мы тебя не забудем...на твоё несчастье...". Мужская часть населения дворца втихую использовала кенотаф в качестве местечка для справления некой крайне естественной нужды, к вящему удовольствию соорудителей памятника.

0

6

- Эмм... - из "эквивалента" у Берта имелась пара грязных, затёртых и покусанных (кем?) монет, которые он даже постеснялся предлагать.
- Может, подойдёт ответная услуга при необходимости? - маг подпихнул ногой потерянную мертвяком кисть, - Скажем, поджечь чего-нибудь чересчур назойливому кавалеру. Или слишком робкому. - надо сказать, порчей одних лишь штанов Берт давно уже перестал ограничиваться.
- И зря ты так про Ансельма. Он бы у меня порхал, аки горный козёл, но вторично помер от испуга.

0

7

Майя остановилась и задумалась.
- Не знаю, подумаю. Ладно, как ты думаешь, если мы сожжём Ансельма у кенотафа, вонь не будет идти во дворец? - Ансельм попытался было возмущённо дёрнулся, но тут же стих под воздушным спудом, прощаясь с нежизнью.
Кенотаф - валун с надписью и холмик, виделся и чуялся издали. От него очаровательно несло захудалым подъездом в неблагополучном районе, но сей запашок был мгновенно перебит вонью вторично сдохшего мертвяка.
- Бертгард, па-аджыгай!

0

8

- Будет или нет - не только же нам и Ансельму страдать. - справедливо, по его мнению, рассудил Берт и щёлкнул пальцами. выпуская в сторону кенотафа эффектную огненную стрелу. То ли мертвяк не желал вторично упокаиваться, то ли лорд Фрей отчаянно протестовал против нового жильца, но пламя ревело и скрежетало так, что не спасали даже пальцы, предусмотрительно засунутые поглубже в уши.
- Пошли отсюда, а то, чую одним местом, нас тут обнаружат и навешают по самое не балуйся. - прокричал маг.

0

9

***
Кладовка была узкой, тесной и холодной, а уши болели очень сильно. Майя как раз в тридцать седьмой раз проклинала чувствительные носы взрослых и в десятый раз пыталась выломать дверь. Бесполезно - заговор на ней был крепче всяких замков и после каждой попытки следовал чувствительный астральный шлепок по мягкому месту. А также раздавался абстрактный визгливый голос: - И нечава, и нечава безобразить, мертвяков палить!
- Берт, может, у тебя получится? - с надеждой обратилась девушка к сокладовочнику, - - В счёт долга за переноску Ансельма, если хочешь. - поспешно добавила она.

0

10

- Это, конечно же, бесполезно, но я попробую... - вздохнул Берт. Дверь, как он и предполагал, осталась на месте, а к горящим ушам прибавились ноющий от затрещин затылок и многострадальное мягкое (хотя, по расчётам Берта, к этому возрасту при столь частых наказаниях оно должно было ороговеть) место.
- Майя, прости, что так получилось, хоть нам и не привыкать.

0

11

- Да лан, забей. Действительно - не привыкать. Не изверги же взрослые, подержат ещё пару часиков, глядишь - кто-нибудь пожалостливее и выпустит... Надеюсь. - девушка уселась на какие-то мешки с, судя по ощущениям, старыми вениками и щётками.
- А пока предлагаю, дабы не свихнуться от скуки, попеть. Погромче и пофальшивее, давя на слух этим чересчур чувствительным индивидуумам.

0

12

Идея была хороша, с этим не поспоришь, и Бертгард, набрав в лёгкие побольше воздуха, во всю мощь затянул:
- Бейте тарелки, бейте розетки!
Вилки тупите, гните ножи!
Об пол бутылки! В печку салфетки!
Будет порядок - только скажи!

Дальше он слов не помнил, поэтому пришлось добавить немного народного творчества, в том числе в виде частушек.

0

13

Частушки были нагло подслушаны в казармах, поэтому приличием, мягко говоря, не блистали. Как и рифмой. Ибо сочиняли их на скорую руку по "горячим следам" своеличных похождений сами доблестные воители. Частушки были подслушиваемы и тщательно записываемы вездесущим Эотаном, который за умеренную плату ( две котлеты или тарелка густых щей) продавал сборнички любому желающему без возрастных ограничений. За что не раз был люто луплен, невзирая на голубокровие, наиболее сознательными эдорасскими родителями, которых интересовало, откуда их дитя набралось такого животрепещущего народного творчество. Эотан пару дней ел стоя и спал исключительно на животе, потом выкидывал из головы порку и бодро начинал клепать новую порцию сборничков - ремень ремнём, а есть хочется.

0

14

Берт, как истинный отпрыск королевских кровей, не мог позволить себе выражаться подобным образом в присутствии дамы, поэтому после каждого заковыристого оборота покаянно просил за него прощения.
- И когда же их проберёт?! Боюсь, я скоро сорву голос этим задушевным пением.
Надеюсь, на каморке не лежит никаких шумоизоляционных заклинаний. Надеюсь...

0

15

Берт, как оказалось, накаркал. Дверь с грохотом распахнулась и на пороге возникла гневная Нюретта, от возмущения казавшаяся на голову выше:
- И кто ж вам такую похабщину насоветовал? Опять Эотан, хмырь ненаглядный, распространением бесовщины занимается? Ну я ему ужо...и вам заодно!

0

16

Будущий настоящий мужчина храбро шагнул вперёд, намереваясь защитить свою прекрасную даму от злобного дракона в лице дражайшей бабули. Сходство и впрямь было потрясающим, разве что огнём Нюретта не дышала. Уповая на свои весьма скромные дипломатические способности и наспех скорченную страдальцескую мину, почти великомученик Бертгард заговорил:
- Взываю к вашему благоразумию, великолепная госпожа! Мы осуждены несправедливо! С каких пор в нашем славном королевстве преследуется совершенно естественная тяга к познанию нового и неизведанного?!

0

17

Ню чуть не села тем, где стояла, без предупреждений и экивоков. Следующим её побуждением было реально превратить Берта в великомученика, а то и в преподобного - в смысле, постричь в монахи и сослать подвизаться в пустыню до конца дней его. Титаническим усилием воли королева сдержала дурное настроение:
- С тех пор, как новое и неизведанное так ужасно воняет! На кенотафе и так не фиалками попахивало, а теперь к нему нельзя подойти и на километр. Не могли бы вы в следующий раз сжигать неудачные образцы где-нибудь подальше? Например, на границе с Гондором?
Майя хитро прищурилась:
- А вы нас туда отпустите, Ваше Величество?
Ню возмущённо подпрыгнула:
- Ещё чего! Нет, жечь вы будете под строгим присмотром. И не моим, а Седрика. - мстительно закончила она. - Свободны, менестрели, свободны. До следующего познания нового и неизведанного под окном библиотеки.

0

18

- Так и не надо к нему подходить, к тому кенотафу. - пробормотал Берт.
- Хорошо, бабуль. Осталось только чуть-чуть подправить границы государства. - мальчик вприпрыжку направился навстречу столь долгожданной свободе, пропустив вперёд Майю.

0

19

А Нюретта отправилась сообщать Седрику, что с этого времени он курирует магические эксперименты детишек. В ответ раздался вопль ярости и отчаяния, мощный взрыв, три нецензурных слова и удаляющийся топот - местному поголовью упырей-антидепрессантов грозил в ближайшее время немалый урон.
Королева философски наблюдала за раскалывающими памятники молниями, корчащимися упырями и с материнской гордостью прислушивалась к демоническим воплям старшенького. Пусть релаксирует ребёнок - памятников и упырей не жалко.

0

20

А пока отец с горечью осознавал всю незавидность своего положения, отпрыск его чинно засел в библиотеке. Точнее пытался, так как усидеть на месте у него получалось не дольше пяти минут, после чего Берт захлопывал книгу и бежал к другой полке за новой жертвой. Постигать безобидные заклинания без удушающих последствий он предпочитал под настроение, исторические труды были откровенно скучны, стихи не цепляли, да и вообще в мыслях парень то и дело возвращался к Майе, что ему изрядно надоело. Окажись девушка перед ним - щеголяла бы подпаленной юбкой, как в старые добрые времена. Но, к счастью, её унесло в совершенно противоположную от храма познания сторону.

0

21

Седрик, перебив упырей, решил побеседовать с подрастающим поколением на предмет его, поколения, гадственности и вредности.
- Итак, дитя моё... - казалось, принц сейчас плюнет в сына серной кислотой. - - Что же толкнуло тебя на блестящую идею, в результате которой я обязан с вами, малявками, нянчиться?
Выглядел Седрик неважно. Было видно, что на носу очередной приступ болезни - вспыльчивость, нервозность и дикая тоска в глазах. И не только из за того, что Берггард так подставил. Просто так. Изнутри. Таково свойство болезни.

0

22

- Отцу и положено за детьми присматривать... - неразборчиво буркнул Берт. Ему вдруг стало обидно, что в последнее время Седрик всё меньше интересуется своими детьми. Даже не столько за себя, сколько за Рин. Он и сам не был идеальным братом, но честно навещал сестрёнку по вечерам и желал доброй ночи, развлекал фокусами и временами пытался чему-то учить.
- Мы и сами за собой присмотрим, па. Бабушка просто перегнула палку, ты же знаешь, как она относится к запаху жареных "экспериментов".

0

23

- Это не значит, что я должен за тобой, дитя моё, ходить по пятам и исправлять твои магические недочёты. - "дитя моё" прозвучало в устах Седрика почти ругательством. Он на несколько секунд прикрыл глаза, справился с собой и продолжил. - Может, она и перегнула, но если вы напортачите, отвечать придётся мне. За то, что вы опять подожгли кому-то зад, ругать будут не вас, а меня. Мне это надо? - некромант почти не владел собой, голос срывался, его трясло. По-хорошему ему требовалось сейчас уйти в свою комнату, выпить лошадиную дозу валерьянки (а то и опиума) и спокойно лежать денька три, никого по возможности не видя, кроме, разве что, Онии.
Но увы, жизнь не всегда даёт нам то, что мы хотим. Гордость не позволяла Седрику прямо сказать матери, что в данный момент он не в состоянии присмотреть даже за собой. Гордость и нежелание опускаться до уровня беспомощного инвалида.
Поэтому он всеми силами старался сделать вид, что ничего с ним не происходит. Получалось плохо.

0

24

- Мне это надо?
Моргот тебя так и эдак! Конечно, ему давно уже ничего не надо, ничего и никого. Кроме этой белобрысой стервы, разумеется.
Со стервой Берт малость погорячился: Ония вела себя вполне мирно и даже покладисто, но парень не мог простить отцу второго брака. Как он мог снова жениться после смерти мамы?! Как можно просто забыть человека и полюбить кого-то другого? - эти вопросы неизбежно возникали в голове при виде новоявленной мачехи, Седрика или обоих сразу, но оставались без ответа. А тут ещё Майя! И чего она в мысли лезет? Берт схватился за голову: та была готова взорваться, хотя раньше и не являлась его слабым местом. Мальчик счёл за благо промолчать: пусть отец выпустит пар, а уж потом... Что потом, он не знал. Может, они разойдутся с миром, или наконец поговорят начистоту. А о худших вариантах лучше не думать.

0

25

Худшие варианты подразумевали под собой как минимум разнесённый на щепки дворец, с равномерно размазанными по земле обитателями. Такого исхода Седрику тоже не хотелось, хотя понемногу становилось уже пофиг. Он был готов первым расчлениться на атомы, если это хоть чуть-чуть поможет удержаться на краю того ада безграничного отчаяния, тоски и душевной боли, который представлял собою приступ болезни. Кто этого не испытал, тот никогда не поймёт, почему испытавшие это так бояться повторения. В действительности дело обстоит так - ты готов продать душу дьяволу, лишь бы это не повторилось. Любая самая страшная физическая боль покажется на фоне этого лёгким недомоганием.
- Не молчи, когда тебя спрашивают старшие! - взорвался некромаг. В руке сам собой подозрительно легко образовался шар энергии и с подозрительной же неохотой убрался обратно.

0

26

- А что я могу ответить? - раньше Берт удивился бы такой реакции отца на безобидную детскую шалость, теперь же с этим приходилось мириться.
- Пап, ну вспомни себя: разве ты в детстве был паинькой? Бабушка точно так не считает. - мальчик попытался улыбнуться. В конце концов, кто-то должен сделать первый шаг к перемирию.

0

27

- Я не жёг неудавшиеся эксперименты в непосредственной близости к тому, что у нас называлось неуместно гордым словом "жилище". Да и вообще - в твоём возрасте я сидел на какой-нибудь улице или площади пооживлённее и менестрелил, зарабатывая на хлеб. - Седрик не то, чтобы успокоился, скорее на смену агрессии пришло чувство вины за всё на свете и теперь пришлось удерживать себя от другой крайности - грохнуться на пол и тут же разрыдаться. Масштабно, с катанием по полу как минимум.

0


Вы здесь » New heroines of the Middle-Earth » Осколки » Бертгард/Майя, или как двое магиков переходный возраст переживали.