New heroines of the Middle-Earth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » New heroines of the Middle-Earth » Фанфикшн и стихи. » Бертгард, Кастиэль, Вольф и Пушкин представляют. Поэма.


Бертгард, Кастиэль, Вольф и Пушкин представляют. Поэма.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

"Мой ызарг самых честных правил
Однажды гостью в дом привёл.
Сожрал и крошки не оставил,
И тут же все следы замёл.
Его пример другим наука,
Но, боже мой, какая мука
Собою ызарга кормить!
Сказать красивей не сумею,
Но выразить нельзя точнее
Всех чувств. Так что "Едрить-мадрить!"

Так думал молодой повеса,
В руке сжимая поводок.
Всевышней волею Зевеса
С утра уж пьяненький малёк.
Друзья Людмила и Русланы!
С хозяином Октавиана
Без предисловий, сей же час
Позвольте познакомить вас...

"Хозяин я. Точней, хозяйка..." -
Раздался голос из угла.
К гостям же выбежала лайка,
За нею вышла эрэа.
Хоть молодой, но уж плешивый,
Лорд, крикнуы ызе: "Цыц, паршивый!"
- Откуда вы, мадемуазель?
- Сказал, сверкнув фиксой. - Ужель
Явился ангел в Междукнижье?
Не бойтесь, подойдите ближе,
Октавиан не тронет вас,
Хоть ел людей он, и не раз.

Однако, ызаргу плевать,
Плешив тот лорд иль волосат.
И ызя плюнул - так удачно,
Что долго утирался гад!
Задумал он великую подлянку
Прикрыться  мазелькой вошедшей.
Но Ызя был не умолим:
в плевке своем могучем
Лорду прямо в плешь попал!
Теперь наш лорд уж боле не плешивый..

Но лорд плешивый и беззубый
Был с их повадками знаком,
И, мстя за плешь, движеньем грубым
Он ызю отшвырнул пинком.
Но тут на дядечку, однако,
Стремглав набросилась собака.
Не рассчитала сгоряча,
Не дотянулась до плеча,
Но дело, то, что ызарг начал,
Закончила она вполне.
Боролась, с ызей наравне,
И порвала штаны в придачу.
И Август, той победой горд,
Глядел, как проклинал их лорд.

Капитулировав поспешно
И плешь платочком протерев,
Подался лорд к одной вдове,
Чтоб та могла его утешить.
Но дверь вдовы была закрыта,
И у разбитого корыта,
Как говорится, наш герой
Остался. И к себе домой
Пошёл, животных проклиная.
Бывало, этот ловелас
Сердца бил дамам, и не раз,
Но тут – оказия какая! –
Остался в дураках он сам,
Без плеши, без штанов, без дам.
И лорд подумал: "Всё, конец!
Мне этот свет уж стал не мил.
Никто меня здесь не любил
От ызарга и до собаки...
Сегодня же погибну в драке,
Ведь стыд терпеть нет больше сил!"

Ты, критик строгий и лукавый,
От строк онегинских устав,
Не бей нам морды, то есть авы,
А лучше плюсик нам поставь.
Поразвлекали мы друг дружку,
Старались мы по мере сил
(В гробу перевернулся Пушкин -
Плоды стараний он вкусил).
Читатель, не суди нас строго,
А если плюсов будет много,
На бис напишем мы опять.
Ты ж долго будешь вспоминать,
Напившись водки и кефира,
Эрэы милые красы,
Лорда семейные трусы,
Что стали видны через дыры...
Прощай, привет тебе большой
От нашей банды психбольной.

Примечание:
* Ызарг - кэртианский зверь-падальщик. Октавиан Август - имя главного героя, ызарга.
** Эрэа = госпожа (вообще-то никак не склоняется, но мы решили иначе))

+1

2

"Баллада о Последних Героях", драма.

Действующие лица:

Эйслинн и Берт - последние герои, они же авторы;
Мертвяки с газонокосилками - вражеская армия;
Вей - потерянный боец (эпизодическая роль);
И все остальные в качестве массовки.

Пролог
*тихая мрачная музыка, голос за сценой вещает:*

Плодятся мёртвые... Сверкают черепами,
Во флуде что-то косят день за днём.
А флудеров всё меньше. Временами
Бывает оживленье, но потом... *пятиминутная тишина, затем вступает орган*

Действие первое
*на сцену, завывая и клацая челюстями, выползают мертвяки*

Эйслинн:
Тот с ножницами, этот, вон, с косою,
И Каменев с секатором снуёт,
И папуас с лопатою большою
На папуасском что-то нам орёт...

Испанский гранд взял газонокосилку,
Скуратов - с пестицидами баллон,
И флуд они под руководством Франко
В военный превратили полигон.

*на сцене появляется Берт с клавиатурой*

Бертгард:
Но нет! Последние герои не сдаются!
Пусть не достанет для победы сил,
Хоть четверо об стенку да убьются.
А то повылезали, понимаешь, из могил...

Секаторы достали и лопаты...
А мы - с клавиатурами наперевес!
Входите, мертвяки, ведь мы вам рады.
Неважно, с пестицидами иль без.

*Начинается битва. Герои с воплями "За флуд! За Родину!", "Тапочки и книжечки к бою!!! Всеобщая мобилизация!!! В АТАКУУУУУ!!!" бросаются на врагов. Многие полегли...*

Действие второе
*Мертвяки берут в плен Вейлару, та отчаянно вопит и вырывается, но со сцены её таки утаскивают*

*Голос:*
Отряд не заметил потери бойца,
Ведь был тот боец флудерастом неважным.

Бертгард:
"Нас двое осталось. Иль трое? Не страшно!
Мы будем держать наш рубеж до конца."

*Голос:*
А мёртвые радостно взвыли - и вот
На Эйслинн Керенский с секатором прёт.
Штаны сожжены и подштанники тоже,
И целится Берт в проклятущую рожу...

Чуть только штаны хоть немножко остыли,
Ильич нападает на Бертгарда с тыла!
Линн вооружилась его же томами,
И вошьдь летит в светлую даль в верх ногами.

Бертгард:
"Тыл в безопасности - радует это!
Но сжить бы ещё папуаса со свету.
Непросто придётся, ох, чует печёнка...
Швырнуть в него чтоль ананасом вдогонку?"

*Голос:*
Да, славные воины флуд отстояли,
Но скорую помощь за ними прислали.
И наши бойцы в психбольнице на пару
Выносят мозг главврачу и санитарам.

Эпилог
*Голос:*
О зритель, пусти хоть слезу для приличья!
Героев последних печальна судьба.
И пусть мертвецы в таком странном обличье
В ваш флуд не зайдут никогда!

+2

3

Музоукушенному Касу не спалось ночью, и вот...

Баллада об Октябрьской революции. Рассказ наркома
(Небольшая переделка песни Канцлера Ги «Крестоносцы»).

С деревьев листья облетают (на Фонтанку и на Мойку, и на Невский, и везде, куды хотите).
Пришла осенняя пора (Матерь Божья!!!)
Все в революцию попёрлись (и крестьяне, и солдаты, без штанов, зато с плакатом)
И нацепили красных лент (и на спины, и на плечи, и на попы, и везде, куда попало).
За мною мой сосед приходит (абсолютный, совершенный пролетарий, значит, думать не умеет, и не может, и не хочет).
Сказал, мол, бастовать пойдём (прямо завтра, на рассвете, ровно в полдень, как проснёшься).
Маманя в обморок упала (прям с балкона, вниз башкою, на кобылу, та взбесилась),
Сестра винища пролила (соседу в морду, тот доволен).
Друзья, маманю подсадите (на балкончик, как и было, вниз башкою, без кобылы),
Друзья, соседа отведите спать (пусть проспится, алкоголик).
А я, молоденький парнишка (лет семнадцать, двадцать, тридцать),
Пошёл правительство свергать (прямо с места, с сеновала, без штанов, но с красной лентой).
И вот к чему это привело:
Сижу в Совете депутатов (домик под него изъяли у какой-то балерины),
И к нам является наш вождь (вождь хреновый, зовут Вовой).
«Здорово, братцы депутаты!» (Отче Наш и Божья Матерь! – Вашу также! – Всем спасибо)
Сейчас на Зимний побегим (левым флангом, правым флангом, в общем, кучей. – Хрен тебе, беги один).
И вот с толпой врываюсь в Зимний (в императора покои, быстро-быстро, ведь убьют же!)
За мною – женский батальон (ну и рожи, прям не бабы, а мужчины, только в юбках!)
И удираю в царский нужник (вряд ли кто туда заглянет),
А энти пусть бегуд одни (по дворцовым анфиладам, прям к толпе, пускай зарежут).
Министры в Зимнем заседают (обкурившись все гашишем, глючат, гады, что Расею болтологией спасают),
Назначить выборы хотят (пусть всё быдло голосует, но ведь быдло – за эсеров!)
А я, молоденький парнишка (лет семнадцать, двадцать, тридцать),
Лежу под царскою кроватью (наблюдаю, как министров арестуют. Жрать охота…)
С тех пор прошло уж дней немало (дней семнадцать, двадцать, тридцать…)
И в Совнаркоме я служу (не тужу).
Декреты быдлу сочиняю (о земле, ещё о мире, полный бред, зато по Марксу),
И Каменева сторожу (от Свердлова, извращенца, совратит и не заметит!)
На юг вороны полетели (до Кавказа, может, дальше, я не знаю – не сказали),
Пришла осенняя пора… Ёксель-моксель!..

+2

4

*ещё один музоукушенный прикрывается от летящих помидоров томиком сонетов Петрарки*
Знаю, бездарно. Но не дают мне покоя лавры старины Франческо :)

Майрон - Нюретте

Зачем ты в земли Мордора явилась,
Солгав, что призвана ко мне судьбой?
И без того сомнительный покой
Нарушив, в моих грёзах поселилась.

Ты беспощадна, холодна, жестока,
Но в сердце - нежность утренней зари.
Она померкнет, что ни говори,
Когда накроет Рохан тьма с востока.

Впервые спорю я с самим собою,
Но я не властен над своей судьбою,
Как волны неподвластны кораблю.

Владыку Тьмы в обличье человека
"Ужасным" величают век от века.
Любить не должен я, но всё ж люблю.

+2

5

Поэма о Великом Разделе Героев "Отблесков Этерны".
Часть первая.

Мы делили Рокэ Алву, мы делили так и сяк.
Один маршал, пять фанаток... Не делился, гад, никак.
Поперёк - нечестно, вроде. Вдоль - какой-то не такой...
А в углу сидел Дик Окделл, от обиды сам не свой.
Он готов был эра Алву на кусочки разорвать:
Он один, а с Рокэ бабы, не одна, а целых пять!
Эйслинн тут сообразила: фиг ей что перепадёт.
Вдруг увидела Дикона и воскликнула: "Народ!
Вы делите, а я с Диком покукую." Ричард рад!
Вызвать он готов хоть Альдо за её прекрасный взгляд!
Валентин с Робером дрался, только мысленно пока.
Альдо сам не свой метался - жизнь анакса нелегка.
Позабыв про Рокэ, с криком: "Кто последний - тот лопух!"
Ланта - хитрая какая! - отхватила сразу двух.
"Вот прекрасный повод к драке!" - Эпинэ тут закричал. -
Наконец-то отомщу я Валентину за фингал!"
"К бою, сударь!", вынув шпагу, гордо вскрикнул Валентин.
"Секундантом моим будет... Хм... Да хоть вон тот блондин!"
Ах вы так?! - воскликнул Робэр...ну что же сами выбрали судьбу..
Секундант мой..Дикон будет, чтоб схватились вы в углу!..
"Ну уж нет! - сказала Эйслинн. - Я Дикона не отдам!
Кто его хоть пальцем тронет, тот получит по зубам."
Если глянуть в глаза правде, вряд ли вышел бы скандал:
На Дикона-идиота здесь никто не посягал.
Тут Алесса заявилась - ну и стала выбирать:
"Фельсенбурга и Ариго! Штанцлера не предлагать!"
А тем временем в бою, сошлись два герцога
Спрут и Иноходец... кто кого?
Дикон же, стоя неподалеку,
подобно гербовому зверю верещит:
Коли, его! Руби сильнее! я Вас, Эпине возблагодарю!
"Штанцлер будет секундантом! Да, девчонки?" - "Пусть идёт!
А у Окделла и Эйслинн дел и так невпроворот."
Савиньяк, который младший, про дуэль забыл совсем:
Вот так чудо! Его братец - на коленях перед Кэм!
Алва, хряпнув "Чёрной Крови", бровь лениво изогнул:
"Господа, сожри вас ызарг, я чего-то не пойму...
Расхватали всех любовниц, ну а мне кто? Джастин Придд?
Я "гайифскою любовью" уж давно по горло сыт!"
Штанцлер услыхав такое,
незнамо, с какого перепою,
кокетливо ручонкой кэнналийцу помахал.
Нет, увольте, уж лучше в Багерлее второй срок я отсижу..
"Позвольте, мой дражайший Август, я вас туда сопровожу!"
Эх, не говорил бы лучше Рокэ Алва этих слов...
Дамы тут же оживились и кричат: "Всегда готов!"
Побросали кавалеров, приступили к дележу...
Рокэ крикнул: "Подождите, я вас тоже провожу!"
Кавалеры чешуеют из таких вот раскладов
И Робер и Валентин хором завопили: Тау, солнце, как же мы?
Дикон чуть не плачет о печали, монсеньор его у тут опередил.
Савиньяк, аж онемел с того, как прытко Кэм к маршалу метнулась..
Не успели оглянуться - Алва с Штанцлером сбежал.
Дик присвистнул: "Ну и страсти, прям бразильский сериал!"
Вдруг воззрился он на Эйслинн и воскликнул: "Вот так раз!
Положил, похоже, Альдо на мою невесту глаз!"
Что забавно, Линн не против, даже рада вроде как.
Неужели нет надежд у Дика на счастливый брак?
У Робера с Приддом Ланта, а у Лионеля - Кэм...
Дик же так и остаётся одиноким? Насовсем?

(to be continued...)

Отредактировано Диана (2011-07-11 19:30:07)

+1

6

Я аж запутался, ху ар кто....и с кем. Но про гайифскую любовь - это сильно)))))

0

7

Пока написание второй части поэмы заморозилось, меня опять укусила муза. Вот.

Ярмарка мертвецов.

Слушайте,
                 слушайте,
                                  слушайте все!
Парад мертвецов
                            во всей их красе!
Архимед, Эхнатон,
                              Робеспьер и Марат –
Продаём мы и свежих,
                                   и антиквариат!
Бернс и Чуковский!
Свердлов и Троцкий!
Мартынов и Лермонтов,
                                      Пушкин и Дантес!
Йося Джугашвили –
                                 с трубкой и без!
Хусейн,
             Авиценна,
                              Омар Хайям!
Подходите, подходите –
                                        дёшево продам!
Жириновский?
                       Его нету… Вот незадача!
Возьмите Черномырдина
                                        и Ельцина в придачу!
Специально для вас –
                                    верхушка большевиков,
Чтобы соревноваться
                                   на дальность плевков!
Возьмите Ленина!
                              Пережил мировую войну,
Пострадал от сифилиса
                                      за свою страну…
(Когда же наконец я его с рук спихну…)
Продавать мертвецов –
                                      не самый лёгкий труд…
Подходите, покупайте,
                                    а то ведь сгниют…

Отредактировано Эйслинн (2011-07-08 21:16:32)

+2

8

"Сюзерен мой белоштанный, совесть надобно иметь!" -
Окделл возопил и начал о судьбе своей скорбеть.
Савиньяк, Эмиль который, робко спрятался в углу,
Где и схвачен был Алессой с диким воплем: "У-лю-лю!"

Хоть и трусом не бывал,
Но такого он не ждал..
Диких криков, страстных воплей,
и гонения его, Савиньяка Эмиля,
как домашнего хорька...
Но знакомство с родом Алва
даром не прошло ему -
Улыбнулся, обаяшка и
пошел навстечу ей..
Девице, что взяла инициативу
В романтических делах

Но и Лесса ведь не промах: маршала под мышку "хвать!"
Не успев сказать и слова, поневоле Савиньяк
С Фельсенбургом и Ариго, и девицей из лесов
В королевский парк подался, где отчаянно плевался:
Не желая целоваться, криком распугал всех сов.

Ну Эмиль, ну дорогуша.. поцелуй меня разок..
Глядя томными очами, и тихонько убеждая
Аллеса наша ворковала, на шее маршала повиснув.
"Нет эреа, на могу" - бравый воин возражал -
"так как на вашу руку, очи и уста
Вон какая очередь повисла.. Я же маршал как никак.."

Лесса громко завопила: "Ах ты бука! Значит, так?!
Ох, кого я полюбила... Ты не маршал, а тюфяк!"
Маршал покраснел в смущеньи и потупил ясный взор.
С диким криком: "Помогите!" Манрик выбежал во двор...

Манрик, пшолка ты нагхыр, дружок!
Воскликнул маршал Савиньяк, и обернулся к Лессе нашей
Эрэа, не уходите! я все выразил за тем,
Чтоб сказать: Я НЕ позволю, всяким Фенсельбургам и Аригам
На мою любовь глядеть..скорее даже зырить, исходя слюной.
Пшли-ка прочь, она моя! Иль шпаги обнажайте!

Убегая от Эмиля, Манрик прытко дёрнул в зал.
Там, уже изрядно пьяный, Окделл песни распевал.

Слышны пьяные похрюкивания, хотя стойте... Нет!
Это мистер Свин-Дикон с горя напивается -
не везет ему в любви так и получается..
Даже Манрик вон и то радостный скакает..

(продолжение следует...)

Пы Сы: Вам не кажется, что у нас хромает ритм?  :question:

+1

9

Окделл, пьяный, созерцает этот дикий беспредел,
Алкоголь его умишком очень быстро завладел.
Одинокий и бесхозный, Манрик начал тосковать:
"Эх, придётся нам с Диконом бобылями куковать..."

"Друг мой, Дикон, есть идея!" - вдруг воскликнул Леонард,
"Штанцлер с Алвой в Багерлее заперлись с колодой карт,
А их дамы здесь скучают. Надо их развеселить."
Дик безмолвен: он в горячке. (Вывод: меньше надо пить!)

Ильга Алву в Багерлее побежала навестить.
Прибежала очень кстати: Штанцлер мог бы победить,
Но с приходом Ильги Август казино своё свернул.
Рокэ подсчитал убытки и воскликнул: "Караул!"

А давайте -ка коллега, Дикон тут же отвечал,
Между нами, бобылями, устроим рыцарский турнир.
Вы и я, верхом на свиньях.. сойдемся в поединке.
и нам разминка, и дамы наши скучать не будут -за нас переживать.
А после, с проигравшего - шашлык.

"Что ж вы, Рокэ, так орёте? Аль сбесилися с ума?" -
Улыбаясь мило, Штанцлер наливает всем вина.
"Сами виноваты, Штанцлер", - бедный Алва отвечал.
А тем временем свинарник вдруг потряс большой скандал!

Бобыли пошли в свинарник, стали выбирать свинью.
«Эту мне!» - Нет, мне вот эту!» - «Руки прочь, а то убью!»
Стали драться, как за даму. «Вот ведь повод, блин, для драк! –
Эйслинн говорит. – Пойду-ка разниму я забияк!»
Но когда наш бравый Манрик Линн воочию узрел,
У него отвисла челюсть, взгляд же резко поглупел…
Бедный Альдо весь извёлся: нет любимой, нет и нет!
«Не сожрали ж её свиньи! – он вздыхает. – Ну и бред…»

Вдруг раздался страшный грохот, хруст и скрежет, шум и гам.
Мужики насторожились и, закрыв собою дам,
Грудью встретили атаку... Но никто не ожидал,
Что амбре от мертвечины всех сшибает наповал...

Мертвяки со всего мира против горсточки солдат!
Впереди, конечно, Ленин, с ним весь пролетариат.
Все попрятались в свинарник, не смогли их окружить.
Нам теперь не до конфликтов, выбор - "жить или не жить"!

"Впрочем, Окделл - вепрь недаром: поросёнок ещё тот.
Ну, Дикон... Держись, паршивец!" - Альдо взвизгнул. Ну и вот:
Разнесён свинарник в щепки, обитатели его
Разбежались по столице - будет вечер шашлыков!

Разнесён свинарник в щепки, окружён теперь отряд.
"Ужин! Скоро будет ужин!" - зомби радостно вопят.
"Что-то мяса у них мало" - грустно Каменев сказал.
"Вот уроды!" - ворчит Сталин. - "Я б на месте расстрелял!"

Девушки к парням прижались, парни выхватили меч.
Начинается сраженье, головы слетают с плеч!
Алва с Штанцлером сбежали и на помощь понеслись.
"Не дадим друзей на ужин мертвякам! Ну, вошьдь, держись!"

"Ну-ка, хватит безобразий! Крабьей тёщи на вас нет.
Рокэ, вас я жду в... приёмной." - за окном уже рассвет...
Катари, глаза продрамши, вспомнила сон страшный свой:
"Ну и бред. Кому он нужен? Рокэ Алва - только мой!"

(Пожалуй, конец))

+1

10

Очередной раз меня укусила муза. Частью сочинено мной, частью стырено у Иртеньева.

Кошмар на улицах Мордора.

Какая страшная картина!
Какой порыв, какой накал!
По улице бежит мужчина,
В груди его торчит кинжал.

Всю жизнь наш милый Саурон
Был женской лаской обделён,
Но тут, пред дам влюблённым взором,
Майрон не выдержал напора...

Спасаясь от влюблённых женщин,
Владыка бросился к коню...
Нокдаун Дианой обеспечен,
И в грудь кинжал вонзила Ню...

Но дух его непобедимый
Всем долго отдых отравлял...
Какая страшная картина,
Какой порыв, какой накал!

+2

11

Решила собрать в одну кучу.

Песня про гиенку.
Из папуасского фольклора.

Ой- гиенка-гиенка-гиенушка
Что ж ты голову косматую склонила?
Аль воды не нашла? Иль пожрать не сумела?
Гиенка грустно отвечала
Да сыта и не жажду.. да вот только горе у меня...
Полюбила  Лёву, рыжего как Манрик..
А эта тварь на меня даже не зарится..
Что ж мне делать, как мне быть?
Как скотину ту приворожить?
Дам тебе совет такой: в племени папуасов
есть шаман Мбактухта, сразу же его узнаешь -
Черный, здоровенный, и в кости одетый...
И пошла гиенка в племя папуасов
И нашла гиенка пару ананасов.
Ей за ананасы дал шаман Мбактухта
Зелья два флакона и людское ухо.
Хей-я-хей! Людское ухо!

Гиенка, гиенка, гиенушка моя!
С Лёвой-Манриком будет гиенка моя!
Ой гиенка, да гиенка, гиенка моя!
Ой гиенка-извращенка, гиенка моя!

Вот ушла гиенка от Мбатухты
Да потеряла по пути людское ухо
И человека белокожего подштанник.
И нашёл эти сокровища Лев-Манрик.
Он по запаху гиенку отыскал,
Семь дней и семь ночей к ней приставал.
"Ох ты любушка-гиенушка!
Поделись со мной подштанничком!"
Но ответила гиенушка,
Но ответила неласково:
"Шёл бы в баню ты, мой рыженький дружок!
Стыдно к девушке так нагло приставать,
Стыдно девку за подштанник лишь любить!"

Гиенка, гиенка, гиенушка моя!
С Лёвой-Манриком будет гиенка моя!
Ой гиенка, да гиенка, гиенка моя!
Ой гиенка-извращенка, гиенка моя!

И пошёл наш рыжий Лёва во лесок,
И сорвал себе он там лиан пучок,
Свил верёвочку, на пальму повязал,
Голову в петлю засунул - и пропал...
Богу душу он, сердешненький, отдал...
Долго плакала гиенушка:
"Ах, зачем же я упрямая?
Почему так поступила я?
Ведь любимого убила я..."
И в отчаяньи пошла наша гиена,
И пришла к деревне аборигенов.
И теперь нашей гиенушки шкурка
Украшает дом волшебника Мбатухты.

Альтернативная концовка (по заказу Бертгарда)

И пошёл наш рыжий Лёва во лесочек,
И нашёл в лесочке аленький цветочек,
Но цветочком тем владело Чудо-Юдо,
И пришлось бы льву в Великой Битве худо,
Но победу в Битве он одержал,
И к гиенке, весь в крови, он прибежал.
Много дней она за Лёвой ходила,
Свежепойманною дичью кормила,
Родниковою водою поила,
И Мбатухты баньку для него топила.
Долго они с Лёвою жили,
И беды не знали, не тужили.
Ночью шум стоял на весь зелёный лес
(Размножение - естественный процесс).

Гиенка, гиенка, гиенушка моя!
С Лёвой-Манриком будет гиенка моя!
Ой гиенка, да гиенка, гиенка моя!
Ой гиенка-извращенка, гиенка моя!

+1

12

Ночь в лесу.
Мистерия.

Тихо в лесу...
Только не спит упырь.
Берт дал понюхать ему нашатырь -
Вот и не спит упырь.

Тихо в лесу...
Только не спит Углык.
Эл ему дал кошерно под дых -
Вот и не спит Углых.

Тихо в лесу...
Только не спит Балрог.
Носком башмака получил промеж ног -
Вот и не спит Балрог.

Тихо в лесу...
Но эти монстры не спят.
Сломаны ноги, и уши болят...
Но они ещё отомстят!

+2

13

Сборник "Валмеукушенные"
по всему флуду собирал

Это было печально, я во флуде сидел
И с тремя мертвяками громко песенки пел...
Но вот кто-то сфальшивил и испортил припев,
И за это пюпитром огрёб по голове...
Хоть осталось нас трое, развалился квартет,
Всё отнюдь не печально... Продолжаем концерт!

Это было пичально, я на лавке сидела
И на Альдо Ракана со слезами глядела.
Где-то там одиноко подпевал нам баян...
Почему ты не Алва? Почему Та-Ракан?

Это было печально: флуд жив и здоров,
Не спастись от Нюреттиных нам кулаков...
Наконец путь к спасению Берт подсказал...
Хорошо, что Валме этот стих написал!

Это было чудесно: мы писали стихи,
Мертвяков разгоняли, крича как петухи.
Пусть нас двое осталось - мы ещё не сдались.
Это было прекрасно, это прям "зашибись"!

Это было ужасно, я чуть не умерла!
Еле ноги оттуда я унесла.
Десять ызаргов мелких - и все на меня,
Поют "чундру-чучундру"... Ну что за фигня?!!

Это было печально. Мы поймали крота,
Приручили его - и началась суета:
Жил почти что в Версале, кушал устрицы крот,
Но бедняжка скончался - от чрезмерных забот.

Это было забавно: Окделл и Та-Ракан
Целый день распевали песню про Магадан,
И вылизывал Алве лицо утконос...
Можно ли это вылечить? Вот в чём вопрос.

Это было печально: снова сервер упал.
Прямо с полки - да на пол, и весь день так лежал...
Расшибил себе сервер всё, что только мог,
И весь день лежал без головы, рук и ног...
Это просто квальдэто! Кто же дров наломал?
Дать бы в бубен за это, чтоб сервак не ронял...
Проклиная его и сражаясь с тоской,
Мы спасались контактом и Верой Камшой...

Это было печально: я понюхал "Циклон"...
(не окончено по вполне понятным причинам)

+2

14

Из дебютного альбома группы "Флудеры, или Палата №6" "Алва, мертвяки и все-все-все".

Песня о мертвяках и противогазе.

Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам,
Мертвяки под окошком снуют,
Пусть хохочут, подлюки, несмотря на жарюку,
Мы добьём этот ызаргов флуд!

Припев:
А я несусь с противогазом
У прохожих на виду,
Мертвяков убью всех разом
И флудить пойду!

Не берёт их отрава, ведь такая орава
Кого хочешь сама доведёт.
Чьи напрасны старанья? В чём секрет мирозданья?
И вообще: кто же флуд наш добьёт?

Припев.

Песня про хорошее настроение, Алву и зависимость первого от второго.

Если вы, нахмурясь, выйдете из дома,
Посылая к кошкам солнечный денёк,
Пусть вам улыбнётся, как своей знакомой,
Смахивающий на Алву встречный паренёк.

Припев:
И улыбка, без сомнения,
Вмиг все зубы обнажит…
(Лучше бы вы их почистили,
А то чесноком разит!)

Если ваш начальник вредный, словно, Штанцлер,
Не даёт прибавки, жабу его соловей,
Встретится пусть с вами и будет улыбаться
Рокэ Алва фирменной улыбочкой своей.

Припев.

Муж ушёл иль вы решили увольняться?
Д*Присняк? Жизнь скоро рухнет на корню?
Выход есть! Вам Алва будет улыбаться
Голливудскою улыбкой тридцать раз на дню!

Припев.

Ностальгия по школе.

Я не люблю вставать с постели
Когда всего-то семь утра.
Мне все уроки надоели,
Ведь я учила их вчера!

Устав от в олимпиадах побед,
Я удаляюсь в женский туалет,
С наушниками встану носом к стенке,
А пятиклассники пялят зенки…

Меня воротит от химички:
Она в записки нос сует (во нахалка!)
Географ же, забыв приличья,
Ко мне все время пристает.

Бесстыже глядя при свете дня,
Чего -то хочет он от меня.
Географ глазками в меня стреляет,
На что-то намекает (у,педофил проклятый!)

Со стороны хоть всё в порядке,
У ботанички жизнь не мед,нет-нет!
То Иванов стрельнёт тетрадку,
То Ибрагимов пристает(не,не то что вы подумали-дай списать!)

От всех контрольных в глазах темно,
То станет страшно,а то смешно,
Бывает весело,бывает нудно,
Отличницей быть трудно!

Отредактировано Кастиэль (2011-08-02 19:05:00)

0

15

Продолжаем жаловаться на свою карму словами Канцлера. (Ритм хромает, потому что писалось на музыку песни Канцлера "Шумерская стёбная").

Непорядок творится в славном Приморском:
Завелось в нашем дворе чудо-юдо,
С африканскими косами и в платье броском,
Впрочем, я не знаю и врать не буду.

Говорят, хоть оно не ужасно ликом,
Но оно способно ТАК беситься,
Что оно своим поведеньем диким
Отпугнёт от нас всех туристов.

А боги населяют мир всякой дрянью,
Чтоб жизнь людишкам не казалась мёдом,
Хотя, лучше б они переключили вниманье,
Например, скажем, на погоду.

Оказалось, что это нелёгкое дело  -
Малолетнего чудища укрощенье,
В одиночку я справиться с ним не сумела,
И пришлось даже вызвать подкрепленье.

Вызвала на подмогу я ызаргов стадо,
И, до кучи, Марселя, Алву и Та-ракана,
И в бой ринулась наша эскапада
За Приморский и за Кэртиану.

А боги населяют мир всякой дрянью,
Чтоб приобщать их к благому делу,
От них была б польза при должном стараньи,
Если б только они захотели…

Повстречала нас армия чудищ мелких,
Было много битв – на суше и на море,
Мы бы не спаслись из этой переделки,
Если б чудо-юдо не уехало вскоре.

Но недолго во дворе тишина царила,
Но недолго от криков я отдыхала:
Вместо Ксюши приехала Кристина,
И опять началось всё сначала…

А боги населяют мир всякой дрянью,
Чтоб жизнь людишкам не казалась мёдом,
Хотя, лучше б они переключили вниманье,
Например, скажем, на погоду.

Отредактировано Кастиэль (2011-08-03 11:39:56)

+1

16

Пиит и Муза.
Версия зарождения одного всем нам хорошо известного шедевра русской литературы.

Старинный туалет образца XIX века. Пиита не видно со сцены, но отчётливо слышно, как он тужится и мучается. В туалет входит Муза – толстая, распаренная тётка среднего возраста, с выражением циничной усталости на лице, выглядящая нелепо в достаточно открытой древнегреческой тунике и с лавровым венком, обрамляющим её круглое, как луна, лицо.
Пиит.
Зачем сюда ты прилетела, Муза?
Посозерцать страдания мои?
Муза.
Зачем же жрал ты вялые арбузы,
Что до тебя подъели муравьи?
Пиит.
Ты не поймёшь судьбы моей трагизма.
Я одинок…
Муза.
С поносом и хандрой.
Мой друг, поверь, ты не один такой –
С проблемой очищенья организма.
Вперед не будешь что попало жрать…
Пиит.
Постой, постой. Неправильно всё это.
Ведь муза вдохновлять должна поэта,
А не ему нотации читать!
Муза (презрительно).
Дружище, кем себя ты возомнил?!!
Тебя в разы я старше и мудрее!
Мной вдохновлялся сам, пардон, Эсхил,
И он-то не страдал от диареи!
Пиит что-то ворчит про себя, но достаточно быстро успокаивается и пытается сменить тему разговора.
Пиит (мечтательно).
Вот если бы мне написать поэму,
Такую, чтоб любил её народ…
Но не могу никак я выбрать тему.
Муза (хмуро).
Амбре от туалета. Подойдёт?
Пиит.
Тебе мои порывы не понять,
Ты чересчур груба и прагматична…
Муза (раздражённо)
Что? Про любовь? ОПЯТЬ?!! Ну блин, отлично!..
Не надоело про неё писать?
Вчера: «Я вас любил, любовь, быть может…»
Пиит.
«Ещё» забыла.
Муза.
Ну пардон, склероз.
Пиит появляется на сцене, по ходу с трудом натягивая штаны. Его кудри и бакенбарды всем хорошо знакомы.
Пиит (мечтательно).
«И пусть она вас больше не тревожит…»
Вот это стих, по коже аж мороз!
Муза.
Ох, лучше б темой ты амбре оставил.
Я б развернулась… Ладно, всё забудь.
Пиши.
Пиит вытаскивает из кармана лист, кладёт на первую попавшуюся горизонтальную поверхность и готовится писать.
Муза (диктует).
«Мой дядя самых честных правил…»
А дальше… Накарябай что-нибудь. (улетает)

+2

17

Ода Ломоносову.

Науки вьюношей питают... -
Ну кто не знает этих строк?
Кого вконец не задолбает
Треклятой оды трудный слог?
О вы, которых ожидает
Бед и несчастий целый таз,
Внемлите! Я вам прочитаю
О Ломоносове рассказ.

Такие у страны герои!
Не только гордость, но и боль.
Немного буйные порою,
Употребляют алкоголь.
Герой наш, изучив науки,
Немало повидав чудес,
Чтоб не преставиться со скуки,
Теперь в историю полез.

Откель произошла Россия?
Огромной важности вопрос.
Тут сил не пожалел Вития -
Вон, Байер держится за нос.
А Шлёцер? Порвана манишка,
Залито кровию жабо.
От немцев - Русь? Ну, это слишком!
Им биться, видимо, слабо.

И днесь неодолимы войски
Его блистательной страны!
Его помыслия геройски
Всё новой, новой ждут войны.
Хотя намеренья похвальны,
Зачем нам огнь безумных драк?
Ты не историк, что печально,
Хотя подраться не дурак.

Но месть кровава настигает,
Над ним нависла смерти длань.
Со скуки гений умирает,
Уж биты все, куда ни глянь.
И, на пороге став могилы
Наш гений матерно орёт,
Последние напрягши силы,
Про то, что Миллер всё ж урод.

И вот теперь с вершин Парнаса,
Поэт, учёный и пророк
Взирает на мученья класса,
Пытаясь натянуть венок.
Он маловат челу Витии,
Нещадно стягивает лоб.
Помог сей Цицерон России...
Вогнал он школьников во гроб.

Ещё ль мы мало утомились
Под жизни тягостью бремен?
Да мы уж в зомби превратились,
Вконец заколебав свой тлен.
И про унылого пиита,
Гомера с рожею пропитой,
Мы учим двести с чем-то лет.
Жаль, что история забыла,
Как смог он только грубой силой,
Оставить в ней свой яркий след.

+3

18

А я порылась у себя в шкафу и нашла тетрадь со стишком о любимой школе. Где-то в ноябре-декабре мы, выпускники, должны были написать мини-эссе на тему "Как мы любим нашу школу". Мой лучшй друг исхитрился и написал стебное стихотворение, у которого был только один недостаток - мой лучший друг НИ РАЗУ НЕ ПОЭТ. Однако одна из строчек - "При виде школы я схожу с ума" - запала мне в душу, и я, ему в ответ, написала свое стихотворение-дифирамб школе.

Подобных школ не видела Земля.
Вошли сюда - и будто в рай попали.
Здесь уникальны все учителя
(Особенно географ уникален).

Нам школа - дом, а вовсе не тюрьма.
Здесь хорошо, тепло, в углах не гадят.
При виде школы я схожу с ума
(Боюсь, за плагиат меня посадят).

Учителя заботятся о нас,
Учиться здесь так нравится ребятам.
Вот правда вся о школе, без прикрас,
Хоть, правда, здесь метафор многовато.

+1

19

Ранняя архаика способствует разгулу музы. Усыпляющая магия Никулиной плюс угаритская трава в чае привели к созданию ЭТОГО.
В контакте выкладывала, но пусть и тут повисит.

"То ли куросы, а то ли виденье..."
(поётся на мотив песни М. Леонидова "То ли девочка, а то ли виденье"

Раз сидим мы серым утром субботы
На Никулиной в плохом настроенье,
И глядят на нас со слайдов с заботой
То ли куросы, а то ли виденье.
А Никулина глумится над нами:
Геометрика, кратер, мегароны...
И таращатся большими зрачками
То ли куросы, то ли Аполлоны.

Уж Валя выключил проектор, лекцией изможден,
И все ушли в буфет, печеньки жуя.
Но вдруг почудилось мне, будто оглянулся Аполлон,
Чтоб посмотреть, не оглянулась ли я.

Я сидела и от страха дрожала,
Все смотрели на меня с удивленьем,
А на слайдиках все так же мелькали
То ли куросы, а то ли виденье.
Эти куросы все были похожи,
Одинаковые были, как клоны.
Как же много их, о Господи Боже,
То ли куросов, то ли Аполлонов!

Уже и вечер наступил, не льется свет из окон,
И тут, от ужаса сама не своя,
Я оглянулась посмотреть, не оглянулся ль Аполлон,
Чтоб посмотреть, не оглянулась ли я.

Вся аудитория содрогнулась –
Он сошел с экрана резким движеньем.
Я бежала, и за мной гнался курос,
И он явно вовсе не был виденьем...
Мне кричат: «Проснись, закончилась пара!»
Обвожу я кабинет взглядом сонным...
А со слайдиков глядят, как в кошмаре,
То ли куросы, то ли аполлоны.

Погас проектор. Все спокойно. Уж закончился сон,
Но, попросив, чтоб подождали друзья,
Я все ж вернулась посмотреть, не оглянулся ль Аполлон,
Чтоб посмотреть, не оглянулась ли я.

Отредактировано Беорит (2013-02-09 23:36:31)

+1


Вы здесь » New heroines of the Middle-Earth » Фанфикшн и стихи. » Бертгард, Кастиэль, Вольф и Пушкин представляют. Поэма.